Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

жест

С.Г. Кара-Мурза. Цитаты: сознательный отказ от права на протест

«..Когда я заводил споры, ставя под сомнение ту или иную установку советского проекта, и мать, и дядя Петя говорили очень скованно. Как будто были вещи, которые я и сам должен был понимать, но не понимал - а они почему-то о них говорить не могли. У дяди Пети при этом был такой вид, будто у него болят ноги. А я с жаром ставил вопросы - и так, и эдак. Наслушаешься в университете, и хочется свои сомнения проверить на других. Сейчас, когда я сам в их положении нахожусь, понимаю, насколько это было жестоко с моей стороны. Мне-то легче, я их добротой не обладаю, да и на своей шкуре люди уже начинают понимать ту правду жизни, о которой тогда говорить было не принято. Тогда ни мать, ни дядя Петя за собой этих аргументов не имели. А как плачут крестьянские дети от усталости, я прочувствовать не мог, а они об этом говорить не могли.

В этих спорах, а иногда в них на моей стороне участвовали и мои друзья из университета, у меня постепенно сложилось ощущение, что во всех главных вопросах именно моя мать и дядя Петя правы - но переспорить меня они не могут. Они говорят не на моем языке, а я - не на их. Но они знают правду, а я - нет. Разными весами мы взвешивали дела, о которых говорили. Как будто дядя Петя видел замерзшего цыганенка, а я - испорченный пиджак. А к концу 80-х годов этот разрыв стал таким широким, что и разговоров подобных возникнуть не могло. Носят нищие по метро полумертвых (а иногда уже и мертвых) детей - и ничего.

* * * *


Я рассказал о «волнениях» в МГУ в 1956 г. так, как они виделись первокурснику Химфака. Полезно, однако, привести и документальные свидетельства. Они собраны в статье Е.Таранова «Раскачаем Ленинские горы» («Свободная мысль», 1993, № 3). Само название красноречиво. И очень интересно сегодня читать, по каким причинам и под какими лозунгами часть студентов-гуманитариев сделала первые шаги на тропе войны с советским строем. Читать сегодня, когда мы хорошо знаем, куда эта тропа привела.

Автор описывает инцидент в общежитии гуманитарных факультетов на Стромынке в мае 1956 г.: «21 мая студенты обнаружили в буфете несколько килограммов некачественных сарделек. Работники комбината питания не признали обвинений... Студенты объявили бойкот столовой... Секретарь парткома начал говорить, что такие методы борьбы за улучшение работы столовых неправильны, что это не советский метод и т.п. Представители МГК и РК КПСС, прибывшие к этому времени, тоже сделали упор на «политической ошибке» студентов. Их поддержали работники торговли и общественного питания, уверяя, что продукты свежи и доброкачественны. Тогда студенты-филологи 25 мая выставили у столовой на Стромынке пикеты и никого не пустили в помещение. К ним присоединились студенты других факультетов. 26-27-го на Стромынку устремились руководители управления торговли, работники МГК партии, представители парткома, факультетов МГУ. Они уговаривали, обещали, пугали студентов, которые требовали одного: навести порядок в студенческих столовых, выгнать оттуда жуликов».

Партком же твердил свое: это - «политическая провокация». Да, говорили его представители, жулики окопались в комбинате питания, да, столовые работают безобразно, кормят плохо и дорого. Но бойкот - это политический вызов [ в примечании автор сообщает, что через несколько лет жулики на комбинате общественного питания МГУ были арестованы и осуждены. Но это сделали не путем прямой демократической акции студентов, а чисто правовым способом - следствие, суд, никакого шума. Забастовщики же, судя по статье, хотели именно прямой демократии: бойкот-забастовка-суд на площади] .

Тогда студенты-филологи, биологи, историки, журналисты вывесили лозунг: «Если ты не хочешь питаться, как скот, - поддерживай бойкот!» - и обратились за поддержкой на другие факультеты. Бойкотировались буфеты и столовые во всех зданиях МГУ». Как сообщалось на заседании парткома, в те дни появились листовки, вывешивались призывы к забастовке.

Автор публикации Е.Таранов, конечно, целиком на стороне мятежных студентов - против консервативного парткома. Завершая рассказ, он пишет: «В этих требованиях студентов никакого особого идеологического криминала не было. Но у страха глаза велики, и партком продолжал усиливать бдительность». И это пишется в журнале, который вышел в октябре 1993 года - при грохоте залпов по Верховному Совету РСФСР.

События на Стромынке разбирались на парткоме МГУ в октябре 1956 г. Я уже был студентом, а до этого три года болтался в МГУ и могу сказать, что никакого «всеобщего недовольства порядками в университете», о котором пишет автор, и в помине не было. Сегодня тогдашние призывы «раскачать Ленинские горы», бойкоты и забастовки мне представляются верхом идиотизма и свидетельством полного «незнания общества, в котором мы живем». Но я знаю, что и тогда, в 1956 г. моя точка зрения была бы точно такой же.

Автор пишет о той атмосфере на гуманитарных факультетах МГУ, что «именно в ней, обнадеживающей и тревожной, формировались молодые люди, которых теперь нередко называют «шестидесятниками»... Это поколение многое определило в жизни советского общества последующих лет». Что верно то верно. Так давайте из этого и исходить.

На Стромынке была первая проба сил. «Мятежные» студенты были, на мой взгляд, элементарно глупы и невежественны, из своих учебников они усвоили самый дремучий механицизм. Видно, что они ни сном ни духом не ведали, какой смысл имеет забастовка в государстве традиционного общества. Из-за ерунды они выступили так, что объективно стали сразу именно смертельными врагами этого государства - сами будучи уверены, что стараются его улучшить. По молодости лет никто не стал тогда называть вещи своими именами, а зря.

Они даже не поняли, почему из-за их пустячного бойкота какого-то жалкого буфета в общежитии сбежались руководители МГК КПСС! Даже, небось, возгордились от такого внимания. Их увещевали и ректор академик Петровский, и старые преподаватели, и даже поварихи («уговаривали, обещали, пугали») - все напрасно.

Кстати, примечательно поведение тех, кто в годы перестройки вдруг выступили как яростные, на грани патологии, враги советского строя. Кто бы мог подумать, что А.Бутенко был тогда заместителем секретаря партбюро философского факультета по пропаганде и агитации! Его критиковали: «Он знал, что происходило на Стромынке, но не приехали, чтобы разъяснить студентам, свалил все на секретаря». Поминается и «коммунист Ю.Карякин».

Можем считать, что тот путь, на который встали студенты, пожелавшие «раскачать Ленинские горы», привел именно туда, куда и должен был привести. Значит, надо подвести итог - хотя бы буквально по тем жгучим проблемам современности, которые и толкнули этих гуманитариев на мятеж. В буфете они обнаружили несколько килограммов плохих сарделек! Так пусть их дети-студенты сегодня что-нибудь попробуют обнаружить в буфете или столовой. Какую козью морду им сделают охранники! Но они и сегодня не понимают разницу между тем буфетом на Стромынке - их буфетом - и нынешними буфетами солнцевской братвы.

Но допустим даже, что не понравились нынешним студентам-демократам сардельки. Ах, «нас кормят плохо и дорого». Да, кое-где и сегодня, при власти антикоммуниста Ю.Карякина, кормят дороговато. Почему же не видно бойкотов? Может, демократы любят питаться, как скот? Хотелось бы услышать на этот счет рассуждения «шестидесятников». Хоть какие-то проблески рефлексии должны у них быть. И почему, если студенты МГУ вдруг откажутся есть сардельки, к ним не мчатся уговаривать деятели из администрации Путина или из МГК СПС? Почему такое равнодушие к позиции нынешних гуманитариев?

Сегодня студент прекрасно знает, что если он откажется есть сардельки, то «работники торговли и общественного питания» спокойно ему скажут: «А ты сдохни - и никаких проблем». Никто не станет этого студента ни увещевать, ни оправдываться перед ним. И тут разница между тем, что студенты имели на Ленинских горах, и тем, что они получили на Воробьевых горах в результате долгой борьбы «шестидесятников», очень наглядна. И надо в уме ее зафиксировать - из нее вырастают и все остальные различия.

Да, партком тогда был не на высоте. Е.Таранов в журнале «Свободная мысль» (бывшем журнале Коммунист») с иронией приводит реплики ректора Петровского, проректора Вовченко. Да, они в растерянности. В их семье взбунтовались избалованные дети, а они, оказывается, утратили с ними общий язык. Петровский говорит на заседании парткома: «У нас за последнее время был целый ряд больших неожиданностей. Все было хорошо. Вдруг забастовка. Говорили о том, что мало практической работы в лабораториях.., и вдруг - забастовка. Я не знаю, что может быть завтра. Вообще, это страшно! Мы не знаем обстановки, в которой мы находимся... Это меня пугает». По мне, так это пророческие слова умного человека. И над ними смеются в 1993 году! От чего же свободна эта «Свободная мысль»?

Тогда на Стромынке преподаватели из парткома сказали студентам простую и верную вещь: бойкот - это политический вызов. Это не советский метод. А студенты-гуманитарии этой простой вещи не поняли! Они не поняли, какие методы советские, а какие - не советские. Они не понимали, чем методы «общества-семьи» отличаются от методов «общества-рынка». И люди, которые таких вещей не понимали, стали гуманитарной элитой нашего общества. Они его убили, не понимая, что делают. Вот почему ректору было страшно.

Так получилось, что вопрос о забастовке осенью 1956 г. обсуждался и у меня дома. У меня был друг из смежного класса, Валя Кузьмичев. Очень добрый и искренний парень. Жил он около школы, в деревянной избушке, даже без водопровода и канализации. Я у него в сарае ставил мотоцикл. Он был деликатный человек, но непримиримый в своих мнениях, хотя их обычно не высказывал, пока не спросят. Например, он не одобрял, что я якшаюсь со стилягами, он их определенно презирал.

Так вот, он поступал в МВТУ и с первого раза не поступил. Он пошел в строительный трест, который работал в МВТУ - это на будущий год давало какие-то льготы. (Он кончил и МВТУ, и потом психологический факультет МГУ. Не так давно он умер). Как-то осенью он зашел к нам и рассказал, что их бригада строителей угрожала начальству забастовкой - они требовали устроить им душ и сушилку. Валя с гордостью сообщил, что как только в райкоме узнали об угрозе забастовки, сразу примчалось начальство из треста и в два счета им соорудили все, что требовалось. Вот, мол, какой эффективный метод.

Моя мать вдруг страшно рассердилась и говорит Вале: «Какие вы дураки. Добились мелочи, а теряете в тысячу раз больше. Добивались бы по-хорошему, было бы медленнее, но без потерь». Я тогда молчал, у меня четкого мнения не было, хотя я чувствовал, что мать права - так оно всегда бывало в таких вопросах. Удивительно, что и Валя тогда это понял и страшно расстроился. Хотя сказано было туманно. Только потом, уже с опытом семейной жизни, стало понятно, что это такое - добиться чего-то сразу угрозой войны или медленно, но по-хорошему.»

[источник: «Советская цивилизация», том II]
жест

«Не хотят работать, развратились, сволочи!..»

Прихожу к убеждению, что железно-бетонный и «многое, если не всё объясняющий» тезис насчёт крайней развращённости и изнеженности познесоветского общества является целиком ложной посылкой, предлогом для оправдания «радикального обновления», «всё пропало, у нас есть несуны и лицемеры, какой ужас!» (тезис этот ложен, как и вообще утверждения, что «все проблемы лежат в духовно-нравственной сфере, а больше нигде», но об этом в другой раз). Скорее то обстоятельство, что общество можно было напугать, внушить ему крайнее степень самоненависти, указав на наличие в нём мелкого воровства, неискренности, равнодушия и т.д. – говорит о его относительном здоровье (или о том, что оно больно нравственным максимализмом – это как посмотреть).

Социум советский и гедонистическим назвать нельзя, напротив, неприхотливость и бескорыстие (если критики про это) присутствовали вполне себе «в количествах», а то, что их не было «уж очень много», так извините, «массовый героизм» активизируется в случае очевидных и, самое главное, «штатных» «вызовов» (на которые уже есть выработанная реакция). Нельзя получить сколь либо многочисленное сообщество, живущее «на высокой нравственной ноте» 24 часа в сутки семь дней в неделю 100 лет в век. Это посюсторонний мир, господа, здесь так с грехопадения Адама. Романтикам надо успокоиться. При этом не обязательно такой порядок вещей любить, если вас тошнит от чего-то в мироздании – значит, и с вами, и с мирозданием всё в норме, во всяком случае, «всё как всегда, все по местам». Нет, социум-то был с очень серьёзными проблемами, но лежащими несколько в стороне от «глубин нравственного разложения». Скажем, старая мулька насчёт того, что «в Совке никто не хотел идти в работяги, а все рвались просиживать штаны в НИИ, потому что обленились, сволочи, и захотели престижного» – тоже ложь, «по большому счёту». Во-первых, потому, что «престиж высшего образования» был, мягко говоря, небезусловным – 120-рублёвому инженеру никто не завидовал, «товаровед, обувной отдел, – как простой инженер! это хорошо? это противно!» Во-вторых, (простите за банальность) потому, что нельзя хотеть трудного так же как лёгкого, вкусного, так же как невкусного, удобного так же как не удобного, трудное, неудобное даже смертельно опасное выбирают, но иначе (не значит непременно неохотно, но – совсем по-другому) и в присутствии причин для такой жертвенности (причин не обязательно внешних, вроде угрозы выживанию нации, но преимущественно из-за них). Если ли же причины старательно объявляются преодолёнными (а «развитой социализм» это во многом именно «всё хорошо, хотя есть отдельные недостатки»), то…

Но не эти пунктики, перечисленные выше, главное. Есть ещё одна вещь, но сначала иллюстрация:
С.Г. Кара-Мурза: «Одно время, с конца 1961 г., моим соседом по коммуналке был шофер-дальнерейсовик. Сильный и дремучий, прямо зверь. […] Он приходил ко мне и начинал пытать: почему я, окончив МГУ, работая с утра до ночи в лаборатории, получал 105 руб. в месяц, а он, тупой неуч и пьяница, почти 400 руб. «Здесь что-то не так. Будет беда,» – говорил он. Я не соглашался, указывая, что шоферов не хватает, а в МГУ конкурс 18 человек на место. И мы с ним пытались этот клубок распутать, перечисляли все тяготы и награды его и моей работы…»


Вот это-то баланс «тягот и наград» действительно штука интересная, у водителя впереди в лучшем случае относительно благоустроенная старость (до неё ещё дожить надо), квартира, полученная «в порядке общей очереди» по социальной норме, личное авто, дачка. Неплохо, но у молодого учёного, с хорошими карьерными перспективами, работающего в приоритетной (с т.з. государственного внимания) области впереди штуки позанятнее: интересная работа и поездки в дальние страны (братьев по соцлагерю уму-разуму учить, нечастый поворот судьбы, но с С.Г. случилось именно так), опубликованные книги и приобретённая известность, если повезёт – руководство крупными проектами и своя научная школа, в графе «итого» – и материальный выигрыш покрупнее.

Главное, что воспроизводило «непрестижность» (относительную, подчеркнём) рабочих профессий – было само устройство советского социума, устройство централизованное, иерархическое, «военно»-бюрократическое (закавычиваю «военное», т.к. полагаю, что сущностная милитаризованность советского общества сильно преувеличена, речь идёт только о заимствовании «страной-фабрикой» некоторых принципов организации). В таком социуме рядовой – это всегда «непрестижно» (будь то «рядовой рабочий» или «рядовой инженер», к слову – рабочий всегда рядовой, даже если «знатный», а инженер не всегда рядовой, он и «главным» стать может), а «престижным» будут «генеральские погоны» и то, что в начальники приводит (какой бы степени критическое отношение к «начальству» как бы широко не распространялось). Потому, раз образование в начальники приводило, не сразу и не всех (очень важный момент – какие категории «начсостава» как формировались, но это другой вопрос), но хотя бы в маленькие и за выслугу лет – оно было обречено на определённую престижность. И советская пропаганда могла бы из кожи вон вылезти, утверждая «высочайшую роль простого труженика», а зарплатные ведомости могли сколь угодно демонстрировать преимущество ПТУ перед МГУ, но это был финт ушами из серии «пчёлы против мёда», финт при этом вовсе не бесполезный – до поры до времени остроту кое-каких противоречий притуплявший.
декаданс

«в рассуждении чистоты перенимать у них нечего» (Н.М. Карамзин)

Наткнулся вот:
«я как человек, который более 6 мес в год живёт в евросоюзе могу сказать, что Русский народ очень (даже надуманно) чистолюбивый. Мы все сплошь пылефобы и тп)
Ну лёг ты в кровь обутый и что? Если не после дождя, то ничего не случится. Для нас это просто морально неприятно, мы не привыкли.
В европе просто никто не парится фразами типа "чем мы дышим??? надо срочно пылесосить!!"
Взгляните на свою обувь, если вы житель города у вас там просто пыль, а не комков грязи. Для них пыль и пыль. Они просто не обращают внимания.
Ну и они в отличие от нас не ковролюбы (ибо дорого и вообще нафик)
И не надо говорить про антисанитарию и тп. Длительность жизни там везде куда выше, чем у нас.»
(отсюда)


Мне такое как железом по стеклу, особливо когда излагается всё это с интонациями наподобие «ну, и чо, не парься», брезгливый я, и вообще…
А вот занятно, этот автор этнографически точен или он, например, нравы студентов в кампусах или сезонных рабочих описывает?
жест

Про «хорошие, интеллигентные лица»

Французские школьники сдают устный экзамен


увидено здесь

Более-менее все комментаторы обсуждают Болонскую систему и т.д.
Меня же вот что заинтересовало.
На две трети лица у двоечников такие, что у нас подобные персонажи «автоматом» записывают в «умных-культурных-думающих», а они думают, что де Голль это очень католичный протестант, а Нерон устраивал битвы радиаторов (а так – про паркур какой-нибудь, или что-нибудь более модное). Записывают у нас, повторюсь «по умолчанию», дальше уже люди разделяются на умиляющихся продвинутой молодёжью и осуждающих «шибко умных паразитов».
Нескромно процитирую сам себя:
«Массовая советская интеллигенция в значительной части воспринимала вежливость, хорошие манеры, неглупый вид, связную речь почти исключительно как побочное (и необязательное) следствие хорошего образования, обширной эрудиции и недюжинного интеллекта. Потому, когда иностранцы перестали быть редкостью, познакомившись с интеллигентного вида чужаком, с ним без обиняков начинали разговоры о философии Кьеркегора, музыке Малера, о том, «каков ваш анализ текущих событий в мире» и прочие «нормальные для умных людей темы». А когда субъект обнаруживал полное незнакомство с предметом, случался тяжёлый когнитивный диссонанс. Сознание отказывалось верить в существование аккуратно одетых, ухоженных и профессионально состоятельных невежд…»
С одной стороны, почему так – понятно; Россия – вся – это «от общего к частному», Запад – «от частного к общему». Потому, у нас по умолчанию считается: что бы человек был устойчиво «культурным» в своих внешних проявлениях – в голове эта самая культура должна обжиться, а иначе как – «только отвернёшься, а он кинется». А можно ведь и просто выдрессировать, ну, и показать, как в социуме устроен баланс кнутов и пряников. А уж умные книжки и прочий «верхний этаж» – это потом, если по работе нужно, или захочется вдруг.
Я собственно о банальном – оченно по-разному у нас всё устроено.
жест

новости одной строкой

Медведев пообещал разрушить «Карфаген» высшего образования
(via alexandr3)


Умеют сформулировать, черти (что проблема недовузов существует, я, некоторым образом, в курсе, но речь не об этом).
Заодно иллюстрация, от того же alexandr3, «просто картинка понравилась»:

37.12 КБ
жест

Наконец-то они нашли время и место

Ну, все уже это видели, переливать из пустого в порожнее, как и «разжигать», полагаю, смысла нет (хотя фраза «чтобы обеспечить переселенцев жильём, главам муниципальных образований, принимающих новосёлов, губернатор Пензенской области Василий Бочкарёв предложил реорганизовать в общежития здания расформированных малокомплектных школ» меня, например, убила наотмашь).

Так что я про эстетику. Удивительно всё же гармоничное сочетание всех элементов в картинке, не так ли?


203.38 КБ
аккорд

Монументальная тайнопись

Истра-городок. Ну, как «городок», тысяч сорок жителей наберётся, может больше. Давно там не был, то есть заезжать доводилось, но всё бегом-бегом. А я люблю «побродить».
Памятники места – это ведь некая тайнопись, «пространство символов» и всё в этом роде, правда? Вот я и старался её расшифровать, кружил по улицам. Пока разгадать не получилось, но есть ощущение, что это не бессвязный набор знаков, тут есть некий [неловкое молчание] смысл. Пока я его не нашёл (напрашивающиеся прямолинейные интерпретации вроде «Никон открывает ворота Леонардо» или «немецкий меченосец vs советский бронесамолёт» отмёл сразу), но надежды не теряю…



252.74 КБ

Поклонный Крест Недалеко от Новоиерусалимского монастыря.




Поставлен в год 400-летия Патриарха Никона.



246.04 КБ

Леонардо да Винчи у детской художественной школы. Шутники говорят «картину на продажу вынес». Солнышко на постаменте… А, впрочем, ничего, просто солнышко…
Collapse )
жест

Из записок «пикейного жилета»

АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА? ТЕПЕРЬ ЭТО ДЕЛАЮТ В КИТАЕ.

Эпиграф 1. blog_medvedev: «Дальний Восток - это Россия. Чем чаще будем говорить по-другому, тем больше шансов, что у нас будут проблемы. Запомните это».
Эпиграф 2. krylov: «Я практически уверен, что через несколько лет восторги от Америки сменятся диким, безумным восторгом от Великого Китая. Точнее – от Шанхая, Гонконга и прочих таких мест. Вот уж где будет попавших туда счастливчиков переть не по-детски от дикой витальной энергии, от фантастических возможностей, от счастья как национального приоритета и проч.»


Запал в память один случай. Не думаю, что очень показательный, но всё же..
Где-то с год назад, находясь в экскурсионной поездке, имел случайную беседу с одной милой семейной парой. Кто его знает, что такое «средний класс», особливо с приставкой «настоящий», но думаю в наших условиях это именно они. Возраст около пятидесяти, оба в меру ухоженные, в меру полноватые, в меру «упакованные», не нищие, но и не богачи, денег достаточно, что бы раз-два в год совершать поездки в относительно экономном режиме по примечательным местам Европы и России, причём, они решительно делают выбор в пользу скромных гостиниц (перед отелями «всё включено») и в пользу музеев перед пляжами. Как заметил отец семейства: «кому-то хоромы хочется стоить, а нам лучше посмотреть-поездить». И ещё на оплату высшего образования сыну остаётся (о чём ниже).
Приятные собеседники. Со всех сторон молодцы.
Ну, естественно разговор зашёл на тему «как у вас, а как у нас». Дальневосточная картинка по необъективному свидетельству моих собеседников получилась следующая:
- китайцев вроде как не так много, присутствие есть, но где как, раздражает, но не всех и не всегда, оккупацию «со дня на день» никто не прогнозирует, оснований нет;
- жить можно, но не всем, «мы устроились, а многие уехали, другие маются», перспективы неопределенные, «ничего не понятно», народ продолжает сваливать.

К удивлению присутствующих, единственный сын дальневосточников образование получает в каком-то китайском университете. Язык обучения китайский, конечно, сложно, но парень старается, и он не один такой – целые группы приехавших не только из России, но и с Украины (небольшой, но шок, по-моему, нет?) Сами родители китайского студента уже несколько раз ездили к месту учёбы сына. Общее впечатление восторженное, есть, конечно, старый Китай, грязь, бедность, антисанитария, «но где университет этого почти не видно, каждый год всё меняется, всё строиться, у них всё получится». [Реплика в сторону: говорила преимущественно дама, её муж посмеивался, да выцеливал в фотообъектив окружающие красоты.]
«А диплом-то китайский в России принимают?» – возник естественный вопрос у кого-то из присутствующих.
«В принципе да, но это не важно, мой сын там останется работать» – ответила дальневосточница, чуть изменившись в лице. Знаете, какое выражение лица бывает, у крепко стоящих на земле русских тёток, когда они «знают как лучше», тем более «как лучше» для их ребёнка? Вот это было оно, бронетанковое такое. Никто, при этом, спорить с ней не пытался, просто рефлекс сработал. Чуть «оттаяв», она аргументировала свою позицию:
1) Там всё растёт, цветёт, пахнет, каждый год лучше предыдущего. Небоскрёбы, хайвэи, громады торговых центров. У них всё будет хорошо, у нас не будет (на Дальнем Востоке уж точно). Абсолютная вера в разум и волю КНРовских властей. Причём, именно властей, с китайцами дама почти не знакома, они ей (в целом) не интересны.
2) «Там девушки скромные, вежливые, уважительные» (в смысле много хороших вариантов для её сына).
Последний пункт меня малость убил. И в сочетании с восторгом перед динамикой, прогрессом и небоскрёбами (они, как правило, плохо уживаются с широтой ассортимента скромниц); и по отдельности (чем же так досадили даме дальневосточные девицы? я всё понимаю, но другая раса, другая планета...).
Но ничего, этого я, конечно, не сказал, сами понимаете – ни к чему это…
Разговор вернулся к вещам куда более приятным…

P.S.: в комментах у Крылова прочёл, о том, что с Китаем давно уж тенденция такая, просто я не в курсе…
Есть подозрения, что КНР принесёт какие-то другие проблемы, не те, что предполагались «по умолчанию», не банальные полчища с автоматами или мотыгами, а что-то более затейливое и неприглядное.
normal

цитата

По ссылке kot_begemott:

Обществознание
(Учебник для 10 класса, 6-е издание)


«Деньги - это ворота в рай. Они открывают простор в мир путешествий, роскошных магазинов, делают доступным элитарное обучение или платную медицину. Под наличие или отсутствие у человека денег выстраиваются наши желания, потребности, интересы, мысли и многое другое, что есть у нас в душе и разуме. Наличие денег делает нас довольными, успокоенными, уравновешенными, их отсутствие ведет к стрессам и отчаянию».

Кравченко А.И. Обществознание: Учебник 10 класс. М.: Русское слово, 2003. Стр. 58.
Рекомендовано Министерством образования и науки Российской Федерации.



Это же розыгрыш, правда? Ну, скажите мне, что это они так шутят!.. Я поверю, ей-ей, поверю…



UPD от 18.02.2010: На счастье, всё не так уж беспросветно оказалось:

Вот. На руках. 9-е издание. 2009 год.

Цитата урезана сначала. Про рай ничего нет. Написано (стр. 65):
«Под наличие или отсутствие у человека денег выстраиваются наши желания, потребности, интересы, мысли и многое другое, что есть у нас в душе и разуме. Наличие денег делает нас довольными, успокоенными, уравновешенными, их отсутствие ведет к стрессам и отчаянию».

Однако, пафос совсем не такой, как в цитате. Вот, что написано дальше (стр. 66):

«Рыночное общество работает на потребителя, удовлетворяя малейшую его прихоть. Но вовсе не потому, что заботится о нуждах простых людей, граждан своей страны. Рыночная экономика намеренно раздувает потребности людей, ибо вслед за этим раздуваются её карманы. Человек платит деньги за свои желания, капризы, потребности, нужды.
Рыночная экономика зависит от масштаба, объёма, направленности наших потребностей. Её отрасли - индустрии (например, индустрия туризма, пищевая, оборонная и т.д.) конкурируют за карман потребителя.
Этим жадным до денег чудовищам духовный мир, богатство чувств и переживаний, заботы и маленькие радости человека абсолютно не нужны. Им нужен их карман. Они смотрят на человека только как на потребителя. Таким образом, деньги - не только благо, но и беда для человечества».
декаданс

Из избы-читальни

ivanov_petrov в рекламе не нуждается – человек, одним своим LJ-журналом поднял планку современной блогосферы, но вот к этой идее хотелось бы привлечь больше внимания:

На случай если кому подумать: университетский миф.
Культуры излучают образы себя, так что потом прочие народы за свои кровные денежки повторяют истории про ту культуру. Ну вот японские ниндзя и гибель японии и пр. - у японцев это великолепно поставлено - хоть голливуд, хоть кто снимай - будут транслировать японские мифы о себе и поддерживать определенный образ японии. это редкая, хрупкая, гордая культура и т.п. ясное дело - миф, но его воспроизводят американские и российские люди за свои кровные. А японцы могут с этого иметь хлебушек с маслом.
….
Надо делать миф университета. … Свободного, открытого, где студенты перебираются из города в город и учатся, чудаковатые профессора оказываются крупными учеными и интересными людьми. где студент от курса к курсу глубже входит в студенческое братство и получает все более опасные и безумно интересные знания, где учиться интересно и несколько опасно. Это - не взятый миф, он был бы немецкий, но оставлен. если это сделать хорошо - кто бы потом ни воспроизводил, это всегда будет работать на создателей жанра. при этом кто угодно перехватить это не может. недаром сюжет редко (довольно...) используется в других литературах. Это то, что родственно русской культуре и что она может взять. переключившись с той липкой мерзости про проституток и десантников с ментами. которую она сейчас избрала своим пастбищем. это в самом деле не каждый сделает - отношение к высшему образованию иное в разных странах, и этот миф изначально может вырасти на нашей почве, а в другой кульуре будет эклектичным, натужным. Но если его вырастить здесь и дать стилистически верные черты - может очень воспроизводиться.


Подробнее здесь, здесь, здесь.
Вот бы кто из литературно-мастеровитых пару страничек в этом направлении накатал, хотя бы для прикола, вдруг это и правда – жила…