Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

normal

«Заглавный пост»

128.69 КБ

Фото Максима Дмитриева

Заглавный пост журнала LJ-юзера arsenikum. Нечто вроде обложки. «Открытая дверь», «начало пути» и всё в этом духе.
Комменты к этой страничке, как водится в подобных случаях, скрыты.
Возможно, со временем здесь будет полноценный пролог к журналу или правила поведения в нём.

А пока — вот локальный поисковик (работает время от времени отвратительно, но «пусть будет»):

Что ищем: Где:


и

Список публикаций, дающих более или менее точное представление о содержании журнала - под lj-катом.

Collapse )
декаданс

Перепост: Оргкомитет Литературной Партии сообщает

Оригинал взят у kornev в Оргкомитет Литературной Партии сообщает
Коллега sssshhssss вышел с интересным предложением, для почвы, уже подготовленной Галковским. А именно, чтобы не возиться с уязвимыми для троллинга и запретов «национализмами», точкой сборки русской субъектности сделать «Литературную Партию». Суть идеи, в моем вольном пересказе: «Священным Писанием» и источником дискурсов для этой партии служит Канон русской классической литературы Золотого и Серебряного веков, с добавкой лучших произведений и авторов советского времени. Границы Канона определяются самой партией, а слово «русская» в программных документах можно вообще не использовать – вполне достаточно определений «Классическая» и «Отечественная». Номинальная цель партии – изучение и пропаганда Литературы, встраивание нашей жизни в те Роли, которые очерчены в Каноне как положительные, и обеспечение максимально благоприятных политических, экономических и социальных условий для этого. При этом в дискурсе Партии все актуальные политические смыслы перетолковываются в выражения, содержательно и стилистически уместные с точки зрения Канона, а еще лучше – переводятся в прямые цитаты из классиков. Партия изначально мыслится как многофракционная и охватывает весь спектр политических устремлений русского народа, связывая каждую фракцию с фигурой какого-нибудь классика. Подлинная, не декларируемая цель Партии – культурная русификация всего политического дискурса и автоматическое отсечение тех его фрагментов, которые не совместимы с русской культурой.Collapse )
декаданс

«Последние, на редкость свежие и ясные дни сентября…»

Пишет Лев Пирогов
8 сентября в 11:26 •
..
НЕ могу начитаться рассказами «молодых» (30 с хвостиком) писателей 70-х - 80-х. Ну ни в какое же сравнение с нами! Наш нынешний молодой писатель как начнёт рассказ? «Бухали...» Или: «Джонни проснулся от ломки; во рту как черти е...сь. Эй ты чё, ты кто? Есть чё? - спросил костлявое в трусиках, неожиданно нарисовавшееся рядом под одеялом...»
А у них там как? «Последние, на редкость свежие и ясные дни сентября. В воздухе сладковато и дымно, и в то же время есть что-то в нём сквозное, лёгкое, от чего дышать радостно».
Со словами «на редкость», я б ещё поработал. Но! Про любовь, судьбу, про беду и счастье... Дышать радостно. И попробуй сыщи теперь, через сорок лет, писательницу по имени Валентина Сидоренко!
Хочу всех найти, у всех взять интервью и, главное, узнать, что с ними после 91 года было. Как перестали они быть известными современникам писателями, у которых выходили книжки тиражами по 15-30 тыщ экземпляров. 15-30 тыщ счастливо замерших душ.

P.S. Кажется, идея создания «бессмертного полка» писателей, разом ставших «ненужными» в 90-е, встретила некоторое понимание. Я не просто рад - я счастлив.
Во-первых, это по-человечески хорошо - найти, поблагодарить, извиниться: «Мы все были дураками. Вы очень нужны! Особенно теперь, когда мы немножко одумались..».
Во-вторых, это целое литературное направление, похороненное в 90-е. А ведь вместе с ним похоронили и целый пласт читателей. Вот, скажем, я не очень люблю современную литературу - ту что на поверхности, в премиях, в магазинах. Так чтобы «для души» - не очень. А ту, старую, люблю и читаю с удовольствием - именно «для себя». Подозреваю, так не только со мной.
Значит, будем этим заниматься. Но очень мало сил! Помощники очень нужны. В связи с чем напоминаю: мы (журнал «Литературная учёба») сейчас организуем общественное движение под названием «Министерство литературы». Народное министерство - самоуправительное. Вступайте в него, пожалуйста. Для этого нужен только адрес электронной почты, по которому с вами можно связаться, больше ничего - ни денег, ни организационных ресурсов, ни сверхспособностей.
Присылайте адрес мне в личку или по адресу pirogov@lych.ru
Спасибо за перепост, если сочтёте нужным.

[источник]

P.S. от перепостера: как перепостер хочу сказать (с некоторым интонационным нажимом), что это перепост, т.е. я этого не писал и под каждой буквой не подпишусь. Например, ничего не могу сказать о том, хороша и не совсем хороша представленная в тексте затея под названием «Министерство литературы». Но и вырезать упоминание о ней посчитал неправильным. Сами разберётесь, «вдруг это секта какая». Просто сентиментальность, просто пробрало. Я ж ровно в те, упомянутые Пироговым, годы в читателя превращался, вот этим вот отечественным книгочейством (непрактичным, самодовлеющим, т.е., для мира сего, бессмысленным и беспощадным) проникался. Трогает меня это: «В воздухе сладковато и дымно, и в то же время есть что-то в нём сквозное, лёгкое, от чего дышать радостно..»
normal

«Брошенный томик в добрые руки»

Отчасти к этому.
Цитата:
«Предсказанное мной сбывается: люди спасают брошенные книги, берут на передержку, пристраивают в добрые руки.
Пока еще не пишут трогательные объявления, но скоро будут:
"Бывший домашний десятитомник Пушкина (уменьшенный формат, по выходным данным - 1958 года) ищет новый дом! Нашли испуганного на помойке! Столько пережил, дичился, прятался под мусорный бак, боялся идти в руки! Теперь здоровенький, отчистили, странички подклеили, жучков-точильщиков вывели! Будет вам верным другом, подарит всю свою любовь и знания! Ну ооочень ждет пап-мам!"
Маша Порываева: До слез... Не понимаю, кем надо быть, чтобы выбросить на улицу таких маленьких...
Леня Голиков: Взял бы, да не могу - в доме давно нет места, у меня собрания Тургенева, Толстого, Достоевского. И Писарев - он не уживется с Пушкиным.
Гуля Королева: Не могу взять, у ребенка аллергия на книжную пыль.
Марите Мельникайте: Обратитесь в Группу спасения изданий Пушкина, там подскажут, как быть.»

[источник]


P.S. (от перепостера): В моём подъезде стоит журнальный столик, на столике происходит процесс буккроссинга (так, кажется, можно говорить?), люди на этот столик выносят книги, книги находят новых хозяев (на удивление быстро). Иногда происходящее удивляет (немного, но всё же), скажем, учебник по сантехническим устройствам (для учащихся ПТУ, издание начала 80-х годов) нашёл хозяев моментально, а роскошная переводная энциклопедия кино 1957 года издания долго искала добрые руки. Впрочем, это логично: народ образованный, но небогатый в подъезде проживает, информацию о французском кинематографе пятидесятых они всегда найдут, а вот толковый справочник, помогающий не тратиться на сантехника – это вещь.

аккорд

Василий Белов. Год прошёл…

54.00 КБ


Я почему-то всегда хотел написать о нем, о его книгах, и в начале нулевых и три года назад, да всё что-то не срасталось, тенью присутствовал Василий Белов в моём дневнике, а так – нет... А вот уже год как он умер.
И опять ничего толком не напишу…
Просто пьесу одну хочется вспомнить. «По 206-й». (к слову, тест нашёлся в примечательной драматургической библиотеке, можно сказать рекомендую).
Пьеса, судя по материалу, написана в конце 70-х. Издана в 1983-м, может, были и более ранние публикации, но их следов я не нашёл (таки не всё, похоже, знает интернет).
Несколько отрывков, характерных…

Костя. Эх, здорово! Вот живешь-живешь, а вокруг себя оглянуться некогда. Воздухом подышать. Ты погляди, Иван Степанович, месяц-то! А? Я и не знал, что он такой белый бывает.
Иван Степанович. Уж и не верится что-то.
Костя. Чего?
Иван Степанович. Да что по нему люди-то ходят.
Костя. Пошлют, так пойдешь. А я не помню, когда последний раз в лесу ночевал.
[…..]

Корреспондент. Понимаешь, какое идиотство? В райкоме не осмеливаются отметить командировку. Нужно, видите ли, разрешение Алексей Семеновича.
Тоня. Ну и зашел бы к нему.
Корреспондент. Я испугался, что он запоит меня коньяком. За мою сегодняшнюю статью.</i>
Тоня. Он что, пьет?
Корреспондент. Ты прелесть...
Тоня. Как-то тебя встретят в редакции. После всего этого...
Корреспондент. Чихать! Я все равно хотел увольняться. Пока не поздно, надо драть когти из этой... из этой Индонезии...
[…..]

Корреспондент. Купейных, как всегда, нет, придется париться в общем.
Тоня. Ты знаешь, а я люблю в общем. Там столько всего насмотришься.
Корреспондент. Ты не насмотрелась еще? (Замечает Костю и Ивана Степановича.) А мне уже надоело созерцать эти плебейские рожи. Идем, поезд подходит.
Костя (увидев Тоню). Спасибо... Кабы не вы, кабы не газета в статье... то есть кабы не статья в газете... Эта, что в областной-то...
Тоня. Я ни при чем, благодарите его. (Кивает на корреспондента.)
Костя (корреспонденту). Спасибо! Кабы не ваша статья... Полтора года как минимум.
Корреспондент. Ну, я думаю, еще не поздно. Все впереди! (Берет чемодан.)
Тоня. Что ты говоришь?
Корреспондент. Идем!
Костя (опомнившись). Гад... Он как сказал, а? Как это он... а?
Иван Степанович хватает его за руки.
Корреспондент (возвращаясь). Как ты меня назвал?
Бьет Смагина под подбородок и спокойно идет к вагону. Костя падает вместе с Иваном Степановичем, едва не ударившись о скамейку. Иван Степанович вскакивает и бросается за корреспондентом, Татьяна с криком повисает у него на руке, слышится свисток милиционера, затем появляется и сам постовой.
Корреспондент. Куда вы смотрите? Уберите их подальше от поезда! Они пьяны. Тоня. Дай сюда мой чемодан! Мерзавец... Какой мерзавец, боже мой...
Плачет, корреспондент силой втаскивает ее на подножку.


Там ещё персонаж один занятный есть – работник прокуратуры Борис, с которым даже руководство предпочитает лишний раз не связываться, этакий несгибаемый законник, формалист-максималист. Как он ненавидит этот мир «широкого» русского человека, мир, где равно возможны и 300 % плана и поножовщина, где всё «на чувствах», «к сердцу прижал, к чёрту послал» и прочее из рубрики «коль любить так без рассудку, коль грозить так не на шутку, коль ругнуть так сгоряча, коль рубнуть так уж с плеча» (с). И мир «начальства», где «интересы дела» и неформальный уговор «ответработников», выше любых «формальных» законов тоже ненавидит.
Образ для «застойной» советской литературы практически сквозной, какой-то важный нерв эпохи затрагивавший. В целом фанатов формальной «правильности», «биороботов» тогдашнее искусство не жаловало, «говорят, что будет сердце из нейлона, говорят, что сотню лет стучать ему, может, это по науке и резонно, а по-нашему ребята ни к чему» (с). Точнее не так: молодой, а тем паче юный «биоробот» это, как правило, герой положительный, чистая душа и голова светлая, только вот сердце не проснувшееся, придёт время, встретится он с «формальной неправильностью» в поступках близкого человека, или влюбится – и оттает, поймет, что «нельзя живую жизнь в инструкции запихнуть». Кстати, в этом противопоставлении «живой жизни» и «инструкции» было много специфического, «художнического» любования положением вещей, при котором проблемы решаются не через пересмотр устаревших/неадекватных «параграфов», а ценой крови, пота и нервов героев, готовых карьерой рискнуть, здоровьем, под статьёй походить ради «интересов дела».
А вот старый формалист это уже другое дело – «человек-параграф», «чернильная душа», перестраховщик, того и гляди, угробит какое-нибудь «выполнение социалистических обязательств» своими придирками; любимый объект для советских карикатуристов, к слову.
Занятно, что даже этого Бориса не сделал автор прямолинейно-отрицательным персонажем. Даже журналиста, который собрался «валить из этой Индонезии» (год издания 1983-й, напоминаю) не «очернил», хотя по идейным соображениям вроде бы был почти должен.

Во времена давние, когда в блогосфере были в большем ходу интимные интонации и трепетное отношение к френд-листу, встречались такие призывы «а давайте, дорогие мои, все прочтём вот это, очень уж хорошая книга», сейчас всё это наивным кажется; просто замечу, что при наличии интереса к эпохе – не худший способ потратить 40 минут.
аккорд

В России нужно жить долго


28 ноября 2012 года 12:00
Журналюга!

27 ноября 2012 года исполнилось 80 лет поэту, писателю и публицисту Станиславу Куняеву
Текст целиком >>>


Куняевский «Наш современник» я начал читать примерно в 1989-м. Иногда было тяжко, как колючую проволоку глотать, много там было социокультурно неприятного для юного «ботаника» перестроечной поры, сейчас бы на многие такие детали и внимания особого не обратил, а тогда….
Но и лучше ничего не было, по моему скромнейшему (разве что журнал «Литературная учёба», но это уже совершеннейший эскапизм)...
пилот IWW

«бремя белого человека»

Новая летняя полевая форма одежды для районов с жарким климатом (погоны в этот раз на плечах, зато застёгивается на молнию).

127.37 КБ

подсмотренно здесь

В советских книжках такими рисовали английских колонизаторов. Впрочем, не утверждаю, что разработчики вдохновлялись именно теми рисунками…
аккорд

Тихие радости

Идея витала в воздухе, а вот то, что она обрела некое воплощение, я как-то упустил:

45.96 КБ


БиблиоНочь 2012: ночь с 20 на 21 апреля
В ночь с 20 на 21 апреля 2012 года в России пройдет Первая ежегодная социально-культурная акция «БИБЛИОНОЧЬ» - масштабное сетевое событие общенационального уровня в поддержку социальной авторитетности литературы как исторически национального проекта России (пресс-релиз русский / english).
Сегодня в акции принимают участие более 750 организаций России. В Москве и Туле, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, Петрозаводске и Перми, Твери и Волгограде, Астрахани, Тольятти, Ростове-на-Дону, Самаре, от Калининграда до Находки и Комсомольска-на-Амуре - практически во всех российских городах, сотни библиотек, музеев, галерей, культурных центров и книжных магазинов в эту ночь откроют свои двери для посетителей и представят на своих площадках и улицах городов культурные программы с участием литераторов, музыкантов, художников, артистов, пройдут выставки и специальные проекты.
Мероприятия московских библиотек-участниц акции БИБЛИОНОЧЬ-2012. Книжные магазины, музеи, клубы (г. Москва)


Да, и традиционная «Ночь музеев» не за горами

83.51 КБ


Лицом шестой по счету «Ночи в музее» в Москве станет один из самых популярных персонажей в истории видеоарта — лис по кличке Бандит...


Ничего не знаю про Бандита, буду просвещаться.
Пока вычитывал про музеи, френд-лента ещё новость принесла:


Русские прогулки
Первая встреча состоится в воскресенье 22 апреля в 13:00 около входа в метро Боровицкая
Что это за проект? Всё просто. Каждое воскресенье в центре Москвы мы будем совершать прогулки с замечательной книгой «Москва, которой нет». Мы вместе с вами будем открывать для себя историю нашего древнего города, на улицах которого переплелось множество судеб людей, оставивших след в памяти нашего народа. Каждый кирпич и каждая балка в стенах старых зданий могут рассказать нам что-то из истории русского народа, что мы могли забыть. Проект «Русские прогулки» предлагает вам вспомнить эти забытые детали....


Есть у меня такое робкое неустойчивое ощущение, что вот это и есть жизнь, которую и любить можно и благословлять. По-крайней мере в мегаполисе, в среде, вырванной из природы, всё должно вертеться, на символическом уровне, на уровне «атмосферы» вокруг таких вот вещей, «завтра в городе тутчевский день», и что б в «воздухе это витало».
«Как-то так… »