Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

жест

«На что жалуетесь?»

Возвращаясь к теме советского периодического издания, как своеобразного контрольно-надзорного органа, куда можно было обращаться с жалобами. Подборка жалоб и примеров «обратной связи».


журнал «Крокодил», 1982, № 19 стр.6





журнал «Крокодил», 1982 г., №10, стр. 04
Может, но не хочет
Инвалид Великой Отечественной войны М. Романовский из Оршанского района Витебской области никак не мог добиться, чтобы в его автомашине ЗАЗ-966 заменили поршневые кольца. И он, описывая свое бедственное положение, пишет в «Крокодил»:
— Помогите, дорогие товарищи!
У «Крокодила» поршневых колец к машине ЗАЗ-966 в этот момент не оказалось. В общем, хотим помочь, да не можем. И тогда мы послали письмо М. Романовского в Витебское областное производственное объединение «Автотехобслуживание» со своей просьбой:
— Помогите, дорогие товарищи!
Это заявление проверили, разобрали, и директор названного объединения тов. Б. Кондратюк сообщил, что тоже хочет помочь, но не может. Ибо поршневых колец к этой машине ремонтники не видели в глаза в течение всего прошлого года. В конце он пишет:
«Кроме М. Романовского, эти кольца ждут еще многие владельцы автомашин. Только не обращайтесь к Белорусскому управлению . «Автотехобслуживание», потому что у них ничего нет. Словом, помогите, дорогие товарищи!»
Вот так, идя от одного к другому, мы постепенно и добрались до тех, кто может поспособствовать автовладельцам, а именно — Всесоюзное объединение «Автотехобслуживание ».
Оно может," но не хочет.
Н. АНДРЕЕВ.



журнал «Крокодил», 1982 г., №2, стр. 11
Причёска по-исфарински
Ее доскональное описание читатели получили, прочитав фельетон «Вскрытие показало » (№ 22, 1981 г.). Напомним, что дамская прическа, выполненная работницей комбината бытового обслуживания таджикского города Исфара X. Рауповой, смотрелась так: «Элемент чисто мужской стрижки «полубокс», частично оголивший затылок, лихо сочетался с коряво выполненным сессуном».
Генеральный директор производственного объединения службы быта г: Исфары С. Самадов сообщил, что автор прически — молодой специалист. Неопытный, стало быть. Поэтому административную ответственность начинающая мастерица разделила с наставником М. Медюшко.
Будем надеется, что после «беседы» с молодыми работниками и их наставниками об ответственности каждого за качество выполняемых работ» желающие постричься будут садиться в парикмахерские кресла Исфаринского КБО без страха, а уходить без упрека.



журнал «Крокодил», 1982 г., №11, стр. 11
Без консилиума не обойтись
У москвича Ю. С. Мартынова забастовал телевизор. Телеателье №10 направило механика, который установил: надо заменить трансформатор, но, поскольку ателье таковыми не располагает, ремонт произвести невозможно...
Пришлось Ю. С. Мартынову самому заняться поисками дефицитной детали. Нашел, затратив на это несколько месяцев. Снова телеателье направило механика, уже другого. Который обнаружил: дело вовсе не в трансформаторе и менять его не надо. Тут, конечно, телевизор был отремонтирован достаточно оперативно Следствие по этому делу вели -Не знатоки» в фельетоне «Операция ТВС-11ОЛА» (№25, 1981 г.).
Генеральный директор Московского производственного объединения «Электрон» Э. Н. Филиппов откликнулся на фельетон. Он довел до сведения редакции, что допустивший ошибку радиомеханик тов. Захаров строго предупрежден, а перед владельцем телевизора извинились.
Хорошо. А что же делать, чтобы такие ошибки не повторялись? Тов. Филипповым предложено было установить строгий контроль силами бригадиров и мастеров производственных участков за определением дефектов линейными радиомеханиками.
Надо полагать, это будет выглядеть так: вслед за механиком на следующий день появится бригадир, чтобы снова осмотреть телевизор и подтвердить диагноз механика. А уж послезавтра, возможно, явится мастер для проверки предыдущих диагностов.
Так, может, коли нет доверия к первой инстанции, разумнее ликвидировать ее вообще? Пусть уж сразу приходит бригадир.



журнал «Крокодил», 1982, №10, стр. 07
При любой погоде
У В. Смирнова на водной станции горъковского порта пропал железный ящик, набитый оборудованием для лодки. И хотя пострадавший настойчиво просил о помощи отделение милиции, поиски ящика и соответственно похитителей не были организованы ни летом, ни зимой, словом, «ни при какой погоде», как об этом было сказано в одноименной заметке (№ 34, 1981 г.). Более того. Волжский транспортный прокурор тов. А.Тиховецкий вообще отложил расследование дела по важной причине — «ввиду климатических условий».
Заместитель Горъковского транспортного прокурора (вышестоящая инстанция) тов. Н. Казаков сообщает, что за необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела майора милиции В. Радаева привлекли к дисциплинарной ответственности. За формальное отношение к жалобе заявителя А. Тиховецкий строго предупрежден. По факту кражи ящика возбуждено уголовное дело. Теперь уже независимо от погодных условий.



журнал«Крокодил», 1982, №15, стр. 11
Наконец-то!
В заметке «В разных измерениях» (№ 27, 1981 г.) речь шла о том, что текущий ремонт в доме № 40 по Ленинскому проспекту г.Минска СУ-2 ведет свыше четырех лет. Из Минского горисполкома нам сообщили: все ремонтные работы закончены, дом принят в эксплуатацию.



журнал«Крокодил», 1973 г., №12, стр. 6
«В поисках тепла»
В фельетоне М. Хонинова под таким заголовком («Крокодил» № 7) речь шла о мытарствах учителя А. Дагаева, которого организации поселуа Улан-Эрге, Калмыцкой АССР, не обеспечили постоянным жильем.
Заместитель министра просвещения РСФСР тов. А. Шустов прислал редакции письмо, из которого видно, что в настоящее время учителю А. Дагаеву предоставлена
квартира площадью 48 кв. м в совхозе «Улан-Эргинский».
Министерство просвещения Калмыцкой АССР совместно с партийными и советскими организациями принимает меры по улучшению быта учителей.



журнал «Крокодил», 1973 г., № 35, стр. 7
Collapse )
декаданс

Два весёлых рассказа о суициде. Рассказ первый.

Продолжаю чтение журнала «Крокодил» (вводная часть тут). В номерах юмористического журнала №3 и №5 за 1982 год занятная тема — смерть. Впрочем, ничего особенно скандального там нет.
Во-первых, самоубийство как таковое (а тем паче несостоявшееся) не было табуированной темой; можно вспомнить «Ответный удар» (из цикла «Следствие ведут ЗнаТоКи», 1975 год), фильм «В моей смерти прошу винить Клаву К.»  (1979 г.), да и пьесы Александра Вампилова тут упомянуть будет уместно. Во-вторых, главной темой в этих рассказах был, конечно, не суицид, но — пафосно выражаясь — «нравственное банкротство» людей, по меркам позднего застоя довольно успешных, в том смысле что есть приличная должность, есть в кармане пачка «marlboro» (так и пишут «марлборо», буковка в буковку), есть знакомство с «нужными людьми» типа директора бани (а у того-то в «в сауне не продохнуть от знаменитостей: хоккеисты, актеры, писатели, директора ресторанов»), а вот счастья в жизни нет, а есть усталость и омерзение. И вроде хочется удачливому карьеристу любви большой и чистой, а вроде и нет её нигде, и кругом шлюхи, и сам в некотором смысле шлюха, и на душе вечная слякотная осень и кризис среднего возраста. Очень, в сущности, советская тема.
В рассказах этих ещё есть крайне примечательные приметы технического прогресса начала 1980-х. И если компьютерные тесты на совместимость меня, в принципе, не удивляют (аккурат в то время о разнообразных тестах на ЭВМ было много разговоров), то говорящий бортовой компьютер в иномарке (появится во втором рассказе) вызывает недоумение. Это вообще о чём? Под этим есть какое-то «историческое основание» или перед нами что-то вроде баек 1970-х — начала 80-х о японских плоских телевизорах, которые можно в рулончик скатывать?





Журнал «Крокодил», 1982 год, №3, стр. 12



Дм. Иванов, Вл. Трифонов




Игра в прятки


Это раньше меня от нее током било. Протянешь руку — и искра. А может, это вовсе и не любовь была, а так... статическое электричество? Вот тоже, помню, стянешь нейлон через голову, и вокруг тебя свечение, как возле «Летучего голландца». Когда все это разрядилось само собой?..
Ну, пил бы я по-черному, от получки до получки. Ну, застукал бы друга ее детства, разгуливающего в моем махровом халате. Так нет  же! Все было, как у людей. На завтрак жарили гренки с тертым сыром. Песика собирались завести, пуделя или хина. Плёнки Жванецкого слушали, И вот те на!..
А я-то как порядочный, из командировки день в день. Там, в Астрахани, эта Люда все подначивала: оставайся, мол, на субботу-воскресенье. Главное, и баба умница, и все при ней. Моя группа крови, словом. Нет, поперся домой!..
И вот я стою, как... не знаю кто, посреди квартиры, и мне хочется шмякнуть об пол арбуз, оттягивающий руку. Арбуз не простой, с секретом. Он куплен у браконьеров на рыбном базаре и набит черной икрой. Гостинчик жене вез, идиот!..
Тут я четко понимаю: все, житья теперь не будет, засмеют! Надо завязывать окончательно! Я еду к газовой плите и открываю краники. Газом и не пахнет. Зато с прикрытой сковородки тянет жареным. Я запихиваю в рот холодную, хорошо начесноченную котлету и вспоминаю, что в доме началась установка электроплит. Газ, понятно, уже отключен. Отравление отпадает.
Выкинуться из лоджии? А толку? Второй этаж. В лучшем случае только ногу сломаешь. Что стоило при жеребьевке вытянуть десятый?..
Остается петля. Я прилаживаю веревку к крюку, пересчитываю дохлых мух в хрустальной розетке люстры и соображаю: не оставить ли прощальное письмо? Ух, можно хлопнуть дверью!.. Но нет, потом скажут, про письмо не забыл, а за квартиру два месяца не плачено!
Петля получается замечательная. Единственная вещь, которая подошла мне с первой примерки.
— Ну,— дожевывая котлету, обращаюсь я к человечеству, которое меня не слышит, —счастливо оставаться!..
И вдруг до меня доходит, что я внутренне не готов. Вот если бы вошла Галюнька! Завис бы на мгновение с расчетом, что она тут же веревочку перестрижет...
Тут я слышу, что кто-то упорно звонит в дверь. Что за невезуха, и повеситься спокойно не дадут!
В квартиру вваливается веселая компашка. Все наперебой меня поздравляют, и я постепенно понимаю, с чем. С третьей годовщиной свадьбы, оказывается!
— А где Г алюнька?— вопят они уже застольными голосами и тычут мне какие-то гладиолусы.
Я набираю воздуха, чтобы выложить все, что я думаю про их распрекрасную Галюньку, но ничего не выкладываю.
— Бойцы! — восклицает Августина.
Это юмор. Когда в сорок пять никакой личной жизни, одно спасение — юмор — Бойцы!—восклицает Августина. — У меня жуткое подозрение, что нас не ждали!
— Экспромт даже лучше! — подает голос Тая, розовая и пышная, как пирожное с кремом.
Они уже выгружают из сумок длиннобойные бутылки. Я покорно иду на кухню за своим арбузом.
Из лоджии тянет дымком отечественного «Марлборо». Там покуривает Игорь Александрович, одетенький и гладенький, как референт. Впрочем, он и есть референт какого-то туза. С ним Вадик Ступишин. Ему уже полтинник, и плешь сияет, но есть такие, кого до гроба зовут Вадиками. Он директор плавательного бассейна. Туда мы ходим в сауну, чтобы оттянуло после вчерашнего.

рисунок Г. Огородникова
Collapse )
декаданс

ЗОЖ-1984

Продолжаю тему.

Вот один из рассказов из журнала «Крокодил», которые запомнились и даже как-то «повлияли». Из этого текста я узнал о существовании субкультур (в окружающей меня действительности их не наблюдалось) и обрёл некоторое представление о них (в чём-то довольно превратное).


Журнал «Крокодил», 1984, № 15, стр. 6

Леонид Зорин



ШЛАКИ

Нелицеприятный разговор происходил в квартире Тургана. Впрочем, Чалкину нечего было сказать. Лишь изредка он подавал реплики, да и те скорей для порядка.

—  А ведь Чалкин необыкновенно похорошел, — с недоброй интонацией сказала Гусева.

— Дальше некуда,— усмехнулся Турган. — Кругл, пухл, гладок, ухожен. И эти розовые щечки... Ты хоть смотришься в зеркало?

Чалкин ничего не ответил.

— А не мешало бы посмотреть, — не без жесткости заметил Турган. — И увидеть свое лицо. Впрочем, это уже не лицо. Это лик. Знаешь, что он напоминает? Громадное блюдо с печеным картофелем. Или теплый румяный каравай, только что вынутый из печи. От тебя, братец, пахнет чем-то рубенсовским, чем-то фламандским. Голландским сыром.

Чалкин подавленно молчал.

— И тело твое наверняка такое же. Мягкое, как перина, в аппетитных складках. Я прямо вижу твой пышный живот цвета свежайшей ветчины. Как ты допер до жизни такой? С ума ты сошел? Отвечай, тебя спрашивают.

Гусева фыркнула.

— Я раньше бегал, но теперь вывихнул ногу, — промолвил Чалкин, тихо мерцая ясными ангельскими очами.

Турган не принял его объяснений.

— А почему ты не ходишь дома босой? — Он почесал крупной темной пяткой соседнюю лодыжку.— Я же сказал тебе, чтобы ты ходил босиком.

— Галя говорит: неэстетично, — прошептал Чалкин.

— Какой вздор! — воскликнул Турган и вновь почесал пяткой лодыжку. — Какой пошлый вздор! Живая плоть, если только она принадлежит не вырожденцу, совершенна! Слышишь ты, каплун? Со-вер-шен-на! Вот и Гусева ходит босиком.

— То Гусева, — кротко вздохнул Чалкин.

Гусева улыбнулась и не без удовольствия оглядела свою босую ножку.

— Довольно, — сказал Турган, — не хочу тебя слушать. Ты поставил крест на собственной жизни. И дело в конце концов не в том, что ты перестал по утрам бегать, не в том, что ступаешь по земле, отгородившись от нее подметками, это последние мазки в общей неприглядной картине. Пойми, я не о талии твоей пекусь, кому она нужна, твоя талия? Талия — следствие, а не цель. Я пытаюсь вбить в твою глупую голову главные истины бытия, но у тебя в одно ухо влетает, а из другого... Э, да что говорить! Ты ведь можешь только хлопать ресницами, словно обиженный херувим. Ты абсолютно невосприимчив. Кстати, Гусева давно так считает.

Это значило, что и толковать не о чем. О Гусевой Турган был высокого мнения и, хотя она была его женой, звал ее только по фамилии. То была прехорошенькая дамочка с ахматовской челкой. Она изредка печаталась в ведомственной газете и со вкусом жаловалась на трудную журналистскую жизнь.

— Дело отнюдь не в твоей фигуре,— повторил Турган,— не в твоих божественных линиях. Дело в том, что ты отравлен шлаками. Но тебе, как видно, этого мало. Ты, как одержимый, изводишь себя. Ну что же, вольному воля. Гибни.

— С чего ты взял, что я хочу себя извести?! — закричал Чалкин.— Я хочу жить!

От негодования Турган вскочил с кресла.

— Это ты хочешь жить, самоубийца?! Да знаешь ли ты, что такое шлаки? Ты думаешь, это шутки—шлаки? Они в тебе-скапливаются ежеминутно. Оседают вязкой губительной массой, разрушают все твои составные части, выводят их из строя, приводят в негодность, проникают в печень, в почки, в желудок, в каждую из твоих кишок. Если б ты мог в себя заглянуть, ты не увидел бы целого места, вообще бы ничего не увидел, только шлаки! Одни лишь шлаки! Зловонную ядовитую гору, которая насела на твои органы и превращает их в труху!

Глаза Тургана пылали, голос звенел.

— Что же мне делать? — крикнул Чалкин.

— Выводить шлаки, — отрубил Турган. — Любой ценой выводить шлаки. Только так к тебе придет обновление.

— Научи меня,— задыхаясь, проговорил Чалкин,— я готов на все.

— Не знаю, не поздно ли,— Турган озабоченно покачал головой, — но попробую. Для начала возьмем уксусную простыню.

***


Чалкин долго учил свою Галю, как проделать необычную процедуру. Галя смотрела на него остановившимся взглядом и переспрашивала каждую фразу. Чалкин нервничал, но был терпелив.

— Говорю тебе, эти два литра водки, простоявшие день в холодильнике, ты смешиваешь с уксусной эссенцией. Последней возьмешь пятьдесят граммов. Что ты смотришь на меня, будто хоронить собралась? Осторожнее... перельешь... Теперь погружаешь в таз простыню, вот так... не спеши, дай пропитаться. Очень хорошо. Теперь все.

— Гошенька, — вымолвила Галя чуть слышно, — ты твердо решился?

— Да, — сказал Чалкин. — И не плачь, пожалуйста. Не решился бы я — тут уж точно тебе пришлось бы плакать... Не знаешь ты, что такое шлаки. Положи на диван клеенку. Вот так. Теперь принеси одеяла и шубы. Мою и твою.

Он остался в плавках, зажмурился и, стуча зубами, лег на мокрую простыню.

— Завор-р-рачивай, — произнес он с усилием, — завор-рач-чивай... Поживей!

Галя плотно его запеленала, и от Чайкина осталась одна голова с закатившимися глазами. Упакованный в ледяную ткань, он не мог даже шелохнуться. Галя накрыла его одеялами, завалила шубами. Чалкин дрожал.

— И сколько ж ты будешь так лежать? — спросила она, заломив руки.
— Четыре часа... — выдохнул Чалкин, — за-се-кай. Почеши мне нос.

Collapse )
жест

«Обратиться к вам, дорогая редакция, меня заставило...»

Занимаюсь странным делом — сижу и читаю журнал «Крокодил», номер за номером, начиная с 1982-го года (скачал отсюда). Пока прочёл 20 номеров, останавливаться не собираюсь (хотя, при моей лени, могу и отложить на некоторое время, а получится, что навсегда). Картинки оттуда вы все видели, а тексты, тексты это другое...

А началось это с того, что мне захотелось найти несколько, четыре или пять, рассказов (фельетонов, статей), которые я читал в детстве и которые запомнились чем-то особенным или по-особенному запомнились, и даже (увы?) «повлияли». Я читал этот журнал лет с 9-ти, странное чтение для ребёнка, но меня в этом смысле не ограничивали, а я почему-то тянулся к этим сероватым страничкам.

Как-то встретил у одного (юного?) блогера фразу, что-то вроде «советские сервис и легпром был настолько плохи, что сведения об этом просачивались даже в несвободную советскую прессу». Ну, ещё бы: советские газеты были полны исключительно победными реляциями, «это все знают». А раз так, то и про обслуживание и про пошив одежды и про прочие подобные вещи писали только хорошее, как же ещё? К тому же, витрины магазинов и служб быта — это же витрины «советского строя», да что там — его лицо, и, разумеется, в изложении советской печати они должны были сиять, это же логично.

В действительности, «режим» совершенно отказывался считать витрину магазина своим лицом (что можно даже поставить ему в вину, почему нет?)

Торговля, ЖКХ, обслуживание населения, предприятия по пошиву одежды и обуви прочее в этом роде — и постоянно подвергались в печати как абстрактной так и адресной критике. Тут допускался настоящий «язык ненависти». По мне — так с некоторым перебором (найду пару примеров). Критика такого рода была делом рутинным и даже за сатиру профессиональными газетчиками не считалась. Претендующие на «острое перо» тяготились уделом обличать «сапожников и водопроводчиков» и претендовали на что-то посерьёзнее. В скобках замечу: дежурные материалы про ударный труд и перевыполнение плана в легпроме и прочих таких отраслях, разумеется, тоже присутствовали, но что забавно и они часто не обходились без (деликатного) упоминания производственного брака и низкой квалификации работников.

Тут нужно понять (даже прочувствовать, кто не застал): советская печать публиковала разного рода критические материалы не в силу своей «свободности», а в силу своего функционала. Советская газета — это (в числе прочего) контрольно-надзорный орган (очень своеобразный и с ограниченной компетентностью), например, обеспечивающий (опять же, в числе прочего и до известной степени) обратную связь между производителем и потребителем, а штатный корреспондент — всегда для кого-то ревизор.

Применительно к любому советскому СМИ (а, вероятно, и к конкретному журналисту) можно определить уровень и область того, что ему было «подсудно». Вот скажем, «Крокодил»: понятно, что для условной «службы быта» и «обувной фабрики» штатный сотрудник журнала — это ревизор с большой буквы «Ры». Это вообще профиль данного издания – обеспечение населения. Но «Крокодилу» ещё «подсудны» (особенно в рамках разнообразных компаний типа «экономии электроэнергии» или «борьбы с бесхозяйственностью») организации районного и областного подчинения, предприятия жилищного строительства (очень много материалов про некачественное и несвоевременно сданное жильё), исполкомы до республиканских включительно. Есть фельетоны про работу отраслевых министерств (особенно на уровне главков, отделов и т.п.). Есть критика «сложивших порочных практик»: длинная серия статей «Хождение по тукам» про то, как неправильно работают в советском сельском хозяйстве с минеральными удобрениями (тема скучная, статьи занудные, но украшены не слишком уместными игривыми оборотами), несколько занятных статей про практику пересматривания задним числом плановых обязательств предприятий в сторону уменьшения, причём в разы, пока результаты не станут удовлетворительными и прочее.

Повторюсь: контрольно-надзорный орган. То есть в газету можно было пожаловаться, это отчасти даже приветствовалось.

С точки зрения простых жалобщиков эта возможность «обратиться в редакцию» имела значительный резон: обычному человеку часто было затруднительно разобраться в том, что чему приходится «головной организацией», кто кому начальник, кто кому контролирующая инстанция и по какому адресу писать. Адрес издания же — вот он, на последней странице, «а уж там разберутся».

Вот эта-та обратная связь меня и заинтересовала. Было в этом журнале два типа материалов такого рода. Первый тип: кто-то пишет в редакцию, она «молча» работает с темой, списывается с соответствующими структурами и потом делится результатами «расследования». Обычно шло под рубрикой «Вот такие пироги». Второй тип — сначала идёт фельетон, потом начальство подвергшегося критике учреждения или лица отчитывается перед уважаемым журналом о том, кто и как наказан, как идёт исправление ситуации и т.д. Это называлось «Крокодил помог» (в других изданиях использовались формулировки типа «Газета выступила — что сделано», а если не сделано, то рубрика называлась часто «А воз и ныне там», смайл)

Ниже две маленькие истории про злоупотребления полномочиями. И если сюжет с ковролюбками довольно прост, хотя и с яркой деталью (партбилет ваш заберите, а ковры мне оставьте!), то история про крепкого хозяйственника Панкратова даёт богатую пищу для размышлений и сравнений (но об этом в другой раз).


журнал «Крокодил», 1982, №17, стр. 10

НУ КАК НЕ ПОРАДЕТЬ?

Начальник Безенчукской ПМК № 70 треста «Куйбышевканалводстрой» В.Панкратов — человек широкой души. Правда, широта эта несколько специфична. Если нужно оказать помощь вышестоящим товарищам, родственникам или друзьям, В. Панкратов готов хоть из кожи лезть вон...

Например, когда потребовалось отремонтировать вне плана и без договора трестовские автомашины,

В. Панкратов уломал Волжское райобъединение по производственно-техническому обеспечению сельского хозяйства взяться за это неотложное дело. В благодарность за услуги из ПМК в райобъединение покатили бульдозеры, скреперы, автокраны, снятые с экстренных участков. Более того, В. Панкратов, не скупясь, даже преподнес в дар объединению бульдозер.

Опять же, ну как не порадеть родному человечку? И зятю В. Панкратова рабочие колонны торопливо строят гараж за казенный счет. Кстати, другое казенное и дорогостоящее стойло для автомобиля было продано дружескому лицу за бесценок.

Ну, а когда доходит дело до расчетов с нижестоящими, В. Панкратову ничего не стоит оставить их на бобах. Оттолкнув в сторону общественные организации, он лично решал, кому дать премию (за послушание), а кому не дать (за непокорство).

Обо всем этом нам написали рабочие ПМК. Письмо было послано для проверки в Куйбышевский областной комитет народного контроля. И вот, как сообщил нам председатель комитета В. Татаринов, за это радение вышестоящим, родственным и дружеским лицам В. Панкратов освобожден от занимаемой должности. Бюро Безенчукского РК КПСС объявило ему строгий выговор с занесением в учетную карточку.



Collapse )
декаданс

Столица, водка, советский медведь наш!

Оригинал взят у bootsector в Столица, водка, советский медведь наш!
Сотрудники мэрии Железногорска продолжают дело создателей Red Alert. Новый герб города прекрасен:

Железногорск

Включаем соответствующее музыкальное сопровождение и читаем официальное геральдическое описание:

«В червленом поле серебряный знак атома о трех переплетенных орбитах, и внутри орбит — продетый сквозь них золотой, с серебряными клыками и когтями, восстающий прямо и обернувшийся вправо медведь, передними лапами разрывающий серебряное ядро знака атома, а задними лапами упирающийся в две из трех орбит». 

Ну, tovarishch, выпьем vodka — и на дирижабль «Киров»! Восстающий прямо медведь покарать!


[источник]


Сильная штука, да...
То ли самоиронии у людей море, то ли последняя покинула, но коктейльчик из разнообразных чувств вызывает, начиная от «они там все упоротые», до «а почему, собственно, нет? вызывающе? ну, и что?»
пилот IWW

Сергачи супротив француза

Оригинал взят у vkouznetsov в Сергачи супротив француза
Небольшое введение.
В России до середины XIX века существовал отхожий промысел: Медвежья потеха. По ярмаркам водили дрессированных медведей. Специализировался на промысле город Сергач, отчего все поводчики медведей Сергачами звались. У медведей был стандартный репертуар: ружьё на плечо, как малые ребята горох воруют, как у Мишки голова с похмелья болит и т.д.

--------
Когда французы из московского полымя попали на русский мороз, забирали их тогда в плен сплошь да рядышком, и тех полонянников по разным городам на житье рассылали. И в Сергач сколько-то офицеров попало, полковник даже один. На зиму в город помещики съехались, ознакомились с французами и по русскому добродушию приютили их, приголубили. Полонянникам не житье, а масленица, а тут подоспела и настоящая весела, честна Масленица, Семикова племянница. Сегодня блины, завтра блины - конца пированьям нет. И разговорились пленники с радушными хозяевами про то, что летом надо ждать. "Не забудет, говорят, Наполеон своего сраму, новое войско сберет, опять на Россию нагрянет, а у вас все истощено, весь молодой народ забран в полки - не сдобровать вам, не справиться". Капитан-исправник случился тут, говорит он французам: "Правда ваша, много народу у нас на войну ушло, да это беда еще невеликая, медведей полки на французов пошлем". Пленники смеются, а исправник уверяет их: самому-де велено к весне полк медведей обучить и что его новобранцы маленько к службе уж привыкли - военный артикул дружно выкидывают. Послезавтра милости просим ко мне на блины, медвежий баталион на смотр вам представлю". А медвежатники по белу свету шатались только летней порой, зимой-то все дома. Повестили им от исправника, вели бы медведей в город к такому-то дню. Навели зверей с тысячу, поставили рядами, стали их заставлять палки на плечо вскидывать,
показывать, как малы ребята горох воровали. А исправник французам: "Это, говорит, ружейным приемам да по-егерски ползать они обучаются". Диву французы дались, домой отписали: сами-де своими глазами медвежий баталион видели.

Мельников-Печерский Павел Иванович
"На горах". Книга первая. 1879



От перепостера: в качестве иллюстрации – карикатура Оноре Домье времён Крымской войны (отсюда).

116.62 КБ
пилот IWW

Чаепитие с лучшими друзьями

Оригинал взят у stolonachalnik в Чаепитие с лучшими друзьями
Оригинал взят у p_i_f в Чаепитие с лучшими друзьями

Чаепитие с лучшими друзьями

Маленькая Анна жила с родителями–исследователями на небольшом острове площадью 250 акров в Атлантическом океане. Больше на острове никого не было.
Лучшие друзья — птенец ястреба и лангуст. 1938 год

Увидел на dirty.ru


[источник]

P.S.: в историю как-то не верится, но фото занятное.
normal

Предпраздничное

Около 100 бывших военнослужащих Национальной народной армии ГДР (ННА) в минувшие выходные собрались в кафетерии зоопарка Фридрихсфельде в восточном Берлине, чтобы отметить 55-летие со дня основания ННА, сообщает Tagesspiegel.


77.46 КБ


Представители руководства зоопарка Фридрихсфельде в понедельник, 7 марта, поспешили дистанцироваться от произошедшего...

Сотрудникам кафе и зоопарка, которые знали о встрече ветеранов ННА, но не уведомили руководство зоопарка, вынесено предупреждение....


76.83 КБ


Берлинские социал-демократы резко осудили произошедшее и призвали не допускать подобного в будущем....

Представители партии «Левые», <....> дистанцировались от ветеранов ННА, заявив, что не имеют с ними ничего общего...

Вице-председатель Объединения жертв сталинизма (VOS) Рональд Лессиг (Ronald Laessig) заявил, что символика и униформа ННА должна быть запрещена ....




Ну, и т.д....
[исходная наводка]

Как будет по-немецки «железная дисциплина»?
декаданс

Из избы-читальни

«Бывают странные сближенья…»
То есть странного в них мало, но то, как услужлива иногда память – забавляет.

60.03 КБ

Петербургская пробка

Увидел в дневнике Сим эту фотографию и тут же вспомнилось:

- Но автомобиль - это так удобно, - сказал Клейст.
- Почему? - быстро спросил Берендеев, оборачивая свое покрасневшее от мороза лицо к Клейсту.
- Быстро, чисто, спокойно, - сказал Клейст.
- Быстро, но воняет, отравляет воздух нездоровыми газами, и безобразно, потому что неестественно, - ответил Берендеев. - Бог создал лошадей. Бог создал красоту... Да, там, где на лошади трудно, где большие расстояния, я бы еще понял самоход. Но там у нас железная дорога и самолеты. [….] Все заводы стали на производство самолетов, и лошадь вытеснила машину. Вы видали наши тройки, пары с пристяжками, дышловые пары? Какая красота, не правда ли? Теперь Хреновский государственный конный завод и конные заводы Воейкова, Мятлева, Остроградского, Ванюкова, Стахеева, Стаховича и многие-многие другие производят рысистых лошадей. Бега - наша любимая забава. Многие крестьяне выращивают дивных рысаков.
- Вы любите лошадь?
- Очень, - сказал Берендеев, любовно заглядывая сбоку на побежку рысака. - Я всю неделю дни и ночи провожу в лаборатории или на уроках. Ночами за тиглями и колбами я сижу в отравленном воздухе опытной палаты. А в воскресенье после обедни любимая моя забава - сесть на бегунки и покататься, правя самому этим дивным животным.

П.Н. Краснов «За чертополохом»
декаданс

«И каким ты был, таким и умрешь, видать, ты нужен такой…»