Бакенщик (arsenikum) wrote,
Бакенщик
arsenikum

Categories:

«Не хотят работать, развратились, сволочи!..»

Прихожу к убеждению, что железно-бетонный и «многое, если не всё объясняющий» тезис насчёт крайней развращённости и изнеженности познесоветского общества является целиком ложной посылкой, предлогом для оправдания «радикального обновления», «всё пропало, у нас есть несуны и лицемеры, какой ужас!» (тезис этот ложен, как и вообще утверждения, что «все проблемы лежат в духовно-нравственной сфере, а больше нигде», но об этом в другой раз). Скорее то обстоятельство, что общество можно было напугать, внушить ему крайнее степень самоненависти, указав на наличие в нём мелкого воровства, неискренности, равнодушия и т.д. – говорит о его относительном здоровье (или о том, что оно больно нравственным максимализмом – это как посмотреть).

Социум советский и гедонистическим назвать нельзя, напротив, неприхотливость и бескорыстие (если критики про это) присутствовали вполне себе «в количествах», а то, что их не было «уж очень много», так извините, «массовый героизм» активизируется в случае очевидных и, самое главное, «штатных» «вызовов» (на которые уже есть выработанная реакция). Нельзя получить сколь либо многочисленное сообщество, живущее «на высокой нравственной ноте» 24 часа в сутки семь дней в неделю 100 лет в век. Это посюсторонний мир, господа, здесь так с грехопадения Адама. Романтикам надо успокоиться. При этом не обязательно такой порядок вещей любить, если вас тошнит от чего-то в мироздании – значит, и с вами, и с мирозданием всё в норме, во всяком случае, «всё как всегда, все по местам». Нет, социум-то был с очень серьёзными проблемами, но лежащими несколько в стороне от «глубин нравственного разложения». Скажем, старая мулька насчёт того, что «в Совке никто не хотел идти в работяги, а все рвались просиживать штаны в НИИ, потому что обленились, сволочи, и захотели престижного» – тоже ложь, «по большому счёту». Во-первых, потому, что «престиж высшего образования» был, мягко говоря, небезусловным – 120-рублёвому инженеру никто не завидовал, «товаровед, обувной отдел, – как простой инженер! это хорошо? это противно!» Во-вторых, (простите за банальность) потому, что нельзя хотеть трудного так же как лёгкого, вкусного, так же как невкусного, удобного так же как не удобного, трудное, неудобное даже смертельно опасное выбирают, но иначе (не значит непременно неохотно, но – совсем по-другому) и в присутствии причин для такой жертвенности (причин не обязательно внешних, вроде угрозы выживанию нации, но преимущественно из-за них). Если ли же причины старательно объявляются преодолёнными (а «развитой социализм» это во многом именно «всё хорошо, хотя есть отдельные недостатки»), то…

Но не эти пунктики, перечисленные выше, главное. Есть ещё одна вещь, но сначала иллюстрация:
С.Г. Кара-Мурза: «Одно время, с конца 1961 г., моим соседом по коммуналке был шофер-дальнерейсовик. Сильный и дремучий, прямо зверь. […] Он приходил ко мне и начинал пытать: почему я, окончив МГУ, работая с утра до ночи в лаборатории, получал 105 руб. в месяц, а он, тупой неуч и пьяница, почти 400 руб. «Здесь что-то не так. Будет беда,» – говорил он. Я не соглашался, указывая, что шоферов не хватает, а в МГУ конкурс 18 человек на место. И мы с ним пытались этот клубок распутать, перечисляли все тяготы и награды его и моей работы…»


Вот это-то баланс «тягот и наград» действительно штука интересная, у водителя впереди в лучшем случае относительно благоустроенная старость (до неё ещё дожить надо), квартира, полученная «в порядке общей очереди» по социальной норме, личное авто, дачка. Неплохо, но у молодого учёного, с хорошими карьерными перспективами, работающего в приоритетной (с т.з. государственного внимания) области впереди штуки позанятнее: интересная работа и поездки в дальние страны (братьев по соцлагерю уму-разуму учить, нечастый поворот судьбы, но с С.Г. случилось именно так), опубликованные книги и приобретённая известность, если повезёт – руководство крупными проектами и своя научная школа, в графе «итого» – и материальный выигрыш покрупнее.

Главное, что воспроизводило «непрестижность» (относительную, подчеркнём) рабочих профессий – было само устройство советского социума, устройство централизованное, иерархическое, «военно»-бюрократическое (закавычиваю «военное», т.к. полагаю, что сущностная милитаризованность советского общества сильно преувеличена, речь идёт только о заимствовании «страной-фабрикой» некоторых принципов организации). В таком социуме рядовой – это всегда «непрестижно» (будь то «рядовой рабочий» или «рядовой инженер», к слову – рабочий всегда рядовой, даже если «знатный», а инженер не всегда рядовой, он и «главным» стать может), а «престижным» будут «генеральские погоны» и то, что в начальники приводит (какой бы степени критическое отношение к «начальству» как бы широко не распространялось). Потому, раз образование в начальники приводило, не сразу и не всех (очень важный момент – какие категории «начсостава» как формировались, но это другой вопрос), но хотя бы в маленькие и за выслугу лет – оно было обречено на определённую престижность. И советская пропаганда могла бы из кожи вон вылезти, утверждая «высочайшую роль простого труженика», а зарплатные ведомости могли сколь угодно демонстрировать преимущество ПТУ перед МГУ, но это был финт ушами из серии «пчёлы против мёда», финт при этом вовсе не бесполезный – до поры до времени остроту кое-каких противоречий притуплявший.
Tags: СССР, история, социум, эпоха Застоя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments