normal

«Заглавный пост»

128.69 КБ

Фото Максима Дмитриева

Заглавный пост журнала LJ-юзера arsenikum. Нечто вроде обложки. «Открытая дверь», «начало пути» и всё в этом духе.
Комменты к этой страничке, как водится в подобных случаях, скрыты.
Возможно, со временем здесь будет полноценный пролог к журналу или правила поведения в нём.

А пока — вот локальный поисковик (работает время от времени отвратительно, но «пусть будет»):

Что ищем: Где:


и

Список публикаций, дающих более или менее точное представление о содержании журнала - под lj-катом.

Collapse )
декаданс

Загляни в глаза... Чудовищ?


Фрагмент выставки Цая Гоцяна «Октябрь» в ГМИИ им. А.С. Пушкина. Москва, 2017



Если вас, как меня порой, почему-то интересует внутренняя кухня современного искусства (в этот раз обойдусь без закавычивания), то вот довольно информативное чтение — «Как говорить с художником?»

В статье есть моменты довольно тонкие (за ними лучше непосредственно к тексту), а есть на свой лад грубые:
«...Как и в политике, в нашей художественной культуре сохранились и вовсю воспроизводятся реакционные силы, которые под маркой «особого пути» готовы вновь все перевернуть с ног на голову, продвигать провинциальную и вялую линию позднего «загнивающего» соцреализма. Все это делается сегодня, конечно, тоньше и под новыми вывесками «национального постмодернизма» (как мы это видели на выставке «Ненавсегда»), но цель примерно та же. В политической сфере такой поворот уже произошел, а в нашей области он может скоро случиться и стать творческой программой государственных музейных и образовательных институций и моим личным профессиональным фиаско...»

Но в целом — занятно.
хмур

Познавательно: история одного бана в «Facebook»

История интересная не только сама по себе, но и как частный пример практики, имеющей внятную тенденцию к расширению.
Ну, и формулировки умиляют отдельно: «надзорный совет отменил решение», «...Дело № 2020-005-FB-UA», «.. в ходе рассмотрения дела Совет пришел к выводу».
И хеппи-энд, что-то вроде «гражданин, вы амнистированы, суд во всём разобрался, но впредь ведите себя осмотрительней, а то, сами понимаете...». Угу, понимаем, не маленькие...



Пишет Igor Petrov (labas):

Благодаря Yaroslav Fyodorov нашлось объяснение бана:

«при публикации цитат, приписываемых опасным лицам, пользователь должен подчеркнуть, что не выражает поддержку этим лицам и не восхваляет их»
Писатель стоит несколько минут, потрясенный этой новой идеей, а потом падает. Его выносят.
Товарищ Кошкин оскорбительно махал руками и противно выворачивал ноги.
Семен Семенович не желает верить в это явление и считает это явление оптическим обманом.
__________________
Независимый надзорный совет отменил решение Facebook: Дело 2020-005-FB-UA
Январь 2021 г.
В ответ на решение Совета компания Facebook подтвердила, что Йозеф Геббельс входит в список опасных лиц. Компания Facebook заявила, что публикации, содержащие цитаты, которые приписываются опасным лицам, рассматриваются как поддержка этих лиц, если только пользователь не предоставляет дополнительный контекст, чтобы внести ясность в отношении своих намерений. Публикация была удалена с Facebook, поскольку пользователь не дал понять, что поделился цитатой с целью осудить Йозефа Геббельса, экстремизм или враждебные высказывания, в научных целях или чтобы сообщить новость.
В ходе рассмотрения дела Совет пришел к выводу, что цитата не являлась выражением поддержки идеологии нацизма или насилия и проявлений ненависти, свойственных этому режиму.
[...]
Совет обнаружил пробел между общедоступными правилами в Нормах сообщества Facebook и дополнительными (недоступными пользователям) правилами, используемыми только модераторами контента. Общедоступные правила не дают четко понять, что при публикации цитат, приписываемых опасным лицам, пользователь должен подчеркнуть, что не выражает поддержку этим лицам и не восхваляет их.
Правила Facebook в отношении опасных лиц или организаций также не содержат четких примеров, объясняющих значение таких терминов, как "восхваление" или "поддержка", из-за чего пользователям трудно понять эти Нормы сообщества. Компания Facebook подтвердила, что Йозеф Геббельс входит в ее список опасных лиц и организаций, однако этот список нигде не опубликован ни полностью, ни частично. Также Совет отметил, что, судя по всему, в данном случае пользователю не сообщили, какие Нормы сообщества были нарушены.

[источник]
декаданс

Обретение и утрата достойного уровня жизни одним директором

Продолжая рубрику «Журнал наводит порядок в учреждениях».
Один из блогеров хорошо подметил парадоксальною черту позднесоветского бытования: разница в доходах и статусах была (по нынешним временам) смешная, но переживалась очень остро.
Между прочим, сложная тема: Может ли начальство быть дешёвым? И во что обходится эта дешевизна?
Переформулируем: должен ли директор жить как рядовой сотрудник? В чём таковое (условное?) равенство должно выражаться и как должно реализовываться? Демонстративная скромность или действительное равенство доходов? Возможно ли это вообще или это противно самой природе человека?
Впрочем, вопросы столь же сложные, сколько не актуальные: жизнь давно идёт не сообразуясь с результатами досужих и произвольных рассуждений частных лиц на тему морали и долга. Что, не исключаю, до некоторой степени даже справедливо, хотя и не утверждаю подобного...






Журнал «Крокодил», 1982 г., №28, стр. 12


Б. Лившин, специальный корреспондент «Крокодила»

Когда погорелец погорел...

Заместитель директора научно-исследовательского технологического института антибиотиков и ферментов медицинского назначения Г. Ф. Сребницкий легким покашливанием потребовал внимания:
— Произошло ЧП: у всеми нами почитаемого Игоря Михайловича сгорела дача!
Он сделал небольшую паузу, чтобы присутствующие могли осознать и прочувствовать ситуацию.
Но должен сказать, что Игорь Михайлович не пал духом: он лично поручил руководству института разработать мероприятия по ликвидации ЧП. Решение организационных вопросов возложено на начальника научно-организационного отдела Валерия Семеновича Мочалова.
— Из глубины веков пришел к нам обычай миром помогать погорельцу. — В. С. Мочалов еще со времен написания кандидатской диссертации привык тесно увязывать практику с теорией. — Опираясь на эту прекрасную традицию, мы решили восстанавливать дачу силами коллектива. Первый этап — уборка пепелища по субботним и воскресным дням. Автомашины для вывозки мусора занаряжены. Вопросы?
— А если здоровье не позволяет?—робко спросил представитель прослойки слабосильных научных сотрудников.
— Это не шефский выезд на совхозные поля! — пресек попытки увильнуть от пепелища опытный начальник отдела. — В такой момент прикрываться медицинскими справками по меньшей мере неэтично!
Но вскоре руководители операции убедились, что на специалистах по антибиотикам и ферментам далеко не уедешь. Разбирая битый кирпич и обгоревшее железо, кандидаты наук, старшие и даже младшие научные сотрудники проявили полнейшую физическую несостоятельность, вызванную постоянным общением с колбами, пробирками и другой легковесной мелочью.

Collapse )
жест

«Вилы в бок!»: журнал наводит порядок на предприятиях и в учреждениях

Продолжая тему:
Пожалуй, одна из самых специфически советских (и в этом смысле интересных) тем в журнале — критические материалы о работе предприятий. И если статьи и заметки о бракованной продукции, некачественно выполненных работах или злоупотреблении служебными полномочиями сао стороны руководителе — не кажутся чем-то странным, то разборы в неспециализированной прессе технологических, управленческих, логистических и тому подобных процессов — это настоящие «эндемики» советской эпохи. Изнутри ситуации это выглядело, в целом, логичным: при декларировании общенародного характера собственности на средства производства — проблемы производства есть также, до некоторой степени, дело общенародное. А (почти) каждый советский гражданин есть трудящийся (если не в настоящем, то в прошлом или в будущем), и, следовательно, вопросы наподобие связи науки и промышленности, манипулирования плановыми показателями или так называемого бюрократизма в управлении предприятиями для него вроде бы не чужие.

В скобках замечу, что такие материалы «на производственные темы» читатели вниманием не баловали, но к делу это вряд ли относится...






журнал «Крокодил», 1982, №2, стр. 11

Свершилось!

Пожалуй, никогда и ни о ком как в центральной, так и в местной печати не было написано столько фельетонов и критических статей, сколько о директоре Грозненской обувной фабрики В. X. Саидове.

Все, что непозволительно делать руководителям, без всякого вреда для себя делал несгораемый директор. Производил он любые, по желанию, «разгоны» квалифицированных кадров на фабрике. Выпускал настолько повальный брак, что абсолютного чемпионства добилась фабрика по этому показателю. Списания дефицитнейших материалов учинял такие, что разведи руками и больше их никогда не своди. И все это кончалось благополучно для удивительного директора.

В «Крокодиле» (№2,1981 г.) был опубликован фельетон А. Моралевича «Тихой сапой»—очередной фельетон о Саидове. И думалось, что надеяться на решительный официальный ответ бесполезно.

Как вдруг через девять месяцев редакции ответил министр легкой промышленности РСФСР Е. Ф. Кондратьков: «Министерство легкой промышленности РСФСР на заседании коллегии рассмотрело статью «Тихой сапой» и сообщает, что факты, изложенные в указанной статье, в основном подтвердились.

Для улучшения финансово-хозяйственной деятельности Грозненской обувной фабрики и устранения выявленных недостатков разработаны мероприятия, за исполнением которых министерством установлен постоянный контроль.

За неудовлетворительное руководство финансово-хозяйственной деятельностью, необеспечение выполнения плана производства в первом полугодии 1981 года и другие упущения директор Грозненской обувной фабрики т. Саидов В. X. Освобожден от занимаемой должности».

Неужели свершилось? Свершилось.

Collapse )