?

Log in

Бакенщик на реке Времени [entries|archive|friends|userinfo]
Бакенщик

[ website | Христианство и патриотизм ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Для интересующихся темой: Заявление Российского Дворянского собрания [Jul. 30th, 2015|02:23 pm]
Бакенщик
[Tags|, , ]

Оригинал взят у rhdp_info в Заявление Российского Дворянского собрания
Оригинал взят у rhdp_info в Заявление Российского Дворянского собрания
Оригинал взят у patrio_info в Заявление Российского Дворянского собрания
Оригинал взят у srybas в Заявление Российского Дворянского собрания
ЗАЯВЛЕНИЕ РОССИЙСКОГО ДВОРЯНСКОГО СОБРАНИЯ

В средствах массовой информации получило распространение известие о письме «представителей русского дворянства» на имя Президента РФ. В этой связи Российское Дворянское Собрание считает своим долгом заявить следующее.
Упомянутое письмо, подписанное кн. Н.Д. Лобановым-Ростовским, кн. А.А. Трубецким, гр. П.П. Шереметевым и гр. С.А. Капнистом, выражает их частное мнение и никак не может считаться ни голосом российского дворянства, ни официальной позицией того или иного дворянского сообщества.
В распоряжении Российского Дворянского Собрания не имеется полного текста данного письма, однако достаточно приведенных в статье цитат: «Владимир Кириллович Романов, отец Марии Владимировны, открыто поддерживал нацистов, был близок к Адольфу Гитлеру и во время войны находился в его штабе, готовя себя к марионеточному правлению после покорения СССР».
Антикоммунизм Великого Князя не подлежит сомнению и более чем оправдан, но приведенный пассаж является откровенной ложью. Биография Великого Князя Владимира Кирилловича в годы Второй мировой войны достаточно хорошо известна (см., например: http://www.nobility.ru/rus/actualmater/actualmater_32.html). Его единственная попытка высказать свою позицию в июне 1941 вызвала гнев немецких властей и была решительно пресечена. В инструкции рейхсминистра И. фон Риббентропа германскому послу в Париже германское правительство потребовало, чтобы Великий Князь «воздержался от любого распространения обращения, равно как и от любых подобных шагов и любой политической деятельности, … если же он не выполнит указанное требование, имперское правительство будет вынуждено его интернировать». Годы оккупации Великий Князь провёл в Сен-Бриаке, в Бретани, по мере сил помогая находившимся там соотечественникам, угнанным немцами на работы из СССР.
Суть обращения четырех титулованных лиц – в попытке оспорить права и прерогативы нынешней Главы Российского Императорского Дома и объявить «легитимным главой Дома» Дмитрия Романовича Романова, сына князя Императорской Крови Романа Петровича от морганатического брака с двоюродной тёткой графа П.П. Шереметева. Причем таким «главой», который сумеет послушно «перевернуть страницу» и навсегда закрыть тему Российского Императорского Дома – как на родине, так и в изгнании.
Прискорбно, что потомки славных дворянских родов не нашли иного способа аргументации своей умопомрачительной идеи, помимо сомнительных нападок на покойного Великого Князя Владимира Кирилловича в связи с трагическими событиями Второй мировой войны, отношение к которой у представителей русской эмиграции было заведомо неоднозначным.
Спекулируя на патриотической теме, они пытаются дискредитировать память покойного Великого Князя Владимира Кирилловича, вся жизнь которого была служением России – так, как он его понимал, будучи человеком своей эпохи и главою Династии. Конечно, ни Помазанники Божьи, ни простые смертные, ни «представители русского дворянства» не гарантированы от ошибок и заблуждений. Но тот, кто берется судить мертвых, в Бозе почивших, должен быть, по крайней мере, честным, иначе его суд может обратиться в его собственное осуждение.

Предводитель Российского Дворянского Собрания
О.В. Щербачев




[источник]



LinkLeave a comment

Банальное-методическое. «О наших разногласиях» [Nov. 17th, 2014|11:07 pm]
Бакенщик
[Tags|, ]

Строго говоря, обсуждая любою идеологию, систему, общественное движение, да и «вообще что бы то ни было» лучше всего в начале касаться только тех черт оной идеологии, системы, etc, относительно которых нет ни с какой стороны сомнения, что эти приметы имеют место. Противник, вероятно, считать будет таковые приметы чем-то невыразимо гадким, сторонник пожмёт плечами, типа «а почему вы говорите с такой интонацией, будто находите в этом что-то плохое». Но, наличие их оспаривать не будет.
С этого, повторюсь, следует начинать, а дальше уже «возможны варианты»…

Как пример, очень условный:
У кого-то, кажется у С.В. Волкова встречал утверждение (цитирую по памяти): для советских люди в принципе равны и взаимозаменяемы, отсюда проистекает избыточное почтение к должности. Всё это описывалось со знаком минус, естественно (естественно для данного автора).
Где-то, кажется в комментах к одной заметке К.А. Крылова, встречал реплики некого «духовного неосоветчика», который горячо утверждал то же самое: мол, очень хороша советская ситуация, при которой всё «престижное», чем располагает «элитарий», является приложением к занимаемой должности, а будучи отставлен от условно-директорского кресла, он превращается в обычного пенсионера с картофельными грядками, которого за старые заслуги балуют иногда «продовольственными заказами с дефицитом».
Т.е. в этом случае картина реальности совпадает, различаются оценки. Разговор хотя бы возможен (не факт, что нужен хоть кому-то, но возможен), и может «принести новое знание», например, выявится рельефненько какая-либо взаимосвязь неочевидная одних свойств явления с другими его свойствами. Когда же нет согласия по части «было-не было» может получится, например, пятиминутка ненависти/любви «для своих», но «познавательной силы» это действо иметь не будет.
LinkLeave a comment

С.Г. Кара-Мурза. Цитаты: сознательный отказ от права на протест [Nov. 17th, 2014|10:26 pm]
Бакенщик
[Tags|, , ]

«..Когда я заводил споры, ставя под сомнение ту или иную установку советского проекта, и мать, и дядя Петя говорили очень скованно. Как будто были вещи, которые я и сам должен был понимать, но не понимал - а они почему-то о них говорить не могли. У дяди Пети при этом был такой вид, будто у него болят ноги. А я с жаром ставил вопросы - и так, и эдак. Наслушаешься в университете, и хочется свои сомнения проверить на других. Сейчас, когда я сам в их положении нахожусь, понимаю, насколько это было жестоко с моей стороны. Мне-то легче, я их добротой не обладаю, да и на своей шкуре люди уже начинают понимать ту правду жизни, о которой тогда говорить было не принято. Тогда ни мать, ни дядя Петя за собой этих аргументов не имели. А как плачут крестьянские дети от усталости, я прочувствовать не мог, а они об этом говорить не могли.

В этих спорах, а иногда в них на моей стороне участвовали и мои друзья из университета, у меня постепенно сложилось ощущение, что во всех главных вопросах именно моя мать и дядя Петя правы - но переспорить меня они не могут. Они говорят не на моем языке, а я - не на их. Но они знают правду, а я - нет. Разными весами мы взвешивали дела, о которых говорили. Как будто дядя Петя видел замерзшего цыганенка, а я - испорченный пиджак. А к концу 80-х годов этот разрыв стал таким широким, что и разговоров подобных возникнуть не могло. Носят нищие по метро полумертвых (а иногда уже и мертвых) детей - и ничего.

* * * *


Я рассказал о «волнениях» в МГУ в 1956 г. так, как они виделись первокурснику Химфака. Полезно, однако, привести и документальные свидетельства. Они собраны в статье Е.Таранова «Раскачаем Ленинские горы» («Свободная мысль», 1993, № 3). Само название красноречиво. И очень интересно сегодня читать, по каким причинам и под какими лозунгами часть студентов-гуманитариев сделала первые шаги на тропе войны с советским строем. Читать сегодня, когда мы хорошо знаем, куда эта тропа привела.

Автор описывает инцидент в общежитии гуманитарных факультетов на Стромынке в мае 1956 г.: «21 мая студенты обнаружили в буфете несколько килограммов некачественных сарделек. Работники комбината питания не признали обвинений... Студенты объявили бойкот столовой... Секретарь парткома начал говорить, что такие методы борьбы за улучшение работы столовых неправильны, что это не советский метод и т.п. Представители МГК и РК КПСС, прибывшие к этому времени, тоже сделали упор на «политической ошибке» студентов. Их поддержали работники торговли и общественного питания, уверяя, что продукты свежи и доброкачественны. Тогда студенты-филологи 25 мая выставили у столовой на Стромынке пикеты и никого не пустили в помещение. К ним присоединились студенты других факультетов. 26-27-го на Стромынку устремились руководители управления торговли, работники МГК партии, представители парткома, факультетов МГУ. Они уговаривали, обещали, пугали студентов, которые требовали одного: навести порядок в студенческих столовых, выгнать оттуда жуликов».

Партком же твердил свое: это - «политическая провокация». Да, говорили его представители, жулики окопались в комбинате питания, да, столовые работают безобразно, кормят плохо и дорого. Но бойкот - это политический вызов [ в примечании автор сообщает, что через несколько лет жулики на комбинате общественного питания МГУ были арестованы и осуждены. Но это сделали не путем прямой демократической акции студентов, а чисто правовым способом - следствие, суд, никакого шума. Забастовщики же, судя по статье, хотели именно прямой демократии: бойкот-забастовка-суд на площади] .

Тогда студенты-филологи, биологи, историки, журналисты вывесили лозунг: «Если ты не хочешь питаться, как скот, - поддерживай бойкот!» - и обратились за поддержкой на другие факультеты. Бойкотировались буфеты и столовые во всех зданиях МГУ». Как сообщалось на заседании парткома, в те дни появились листовки, вывешивались призывы к забастовке.

Автор публикации Е.Таранов, конечно, целиком на стороне мятежных студентов - против консервативного парткома. Завершая рассказ, он пишет: «В этих требованиях студентов никакого особого идеологического криминала не было. Но у страха глаза велики, и партком продолжал усиливать бдительность». И это пишется в журнале, который вышел в октябре 1993 года - при грохоте залпов по Верховному Совету РСФСР.

События на Стромынке разбирались на парткоме МГУ в октябре 1956 г. Я уже был студентом, а до этого три года болтался в МГУ и могу сказать, что никакого «всеобщего недовольства порядками в университете», о котором пишет автор, и в помине не было. Сегодня тогдашние призывы «раскачать Ленинские горы», бойкоты и забастовки мне представляются верхом идиотизма и свидетельством полного «незнания общества, в котором мы живем». Но я знаю, что и тогда, в 1956 г. моя точка зрения была бы точно такой же.

Автор пишет о той атмосфере на гуманитарных факультетах МГУ, что «именно в ней, обнадеживающей и тревожной, формировались молодые люди, которых теперь нередко называют «шестидесятниками»... Это поколение многое определило в жизни советского общества последующих лет». Что верно то верно. Так давайте из этого и исходить.

На Стромынке была первая проба сил. «Мятежные» студенты были, на мой взгляд, элементарно глупы и невежественны, из своих учебников они усвоили самый дремучий механицизм. Видно, что они ни сном ни духом не ведали, какой смысл имеет забастовка в государстве традиционного общества. Из-за ерунды они выступили так, что объективно стали сразу именно смертельными врагами этого государства - сами будучи уверены, что стараются его улучшить. По молодости лет никто не стал тогда называть вещи своими именами, а зря.

Они даже не поняли, почему из-за их пустячного бойкота какого-то жалкого буфета в общежитии сбежались руководители МГК КПСС! Даже, небось, возгордились от такого внимания. Их увещевали и ректор академик Петровский, и старые преподаватели, и даже поварихи («уговаривали, обещали, пугали») - все напрасно.

Кстати, примечательно поведение тех, кто в годы перестройки вдруг выступили как яростные, на грани патологии, враги советского строя. Кто бы мог подумать, что А.Бутенко был тогда заместителем секретаря партбюро философского факультета по пропаганде и агитации! Его критиковали: «Он знал, что происходило на Стромынке, но не приехали, чтобы разъяснить студентам, свалил все на секретаря». Поминается и «коммунист Ю.Карякин».

Можем считать, что тот путь, на который встали студенты, пожелавшие «раскачать Ленинские горы», привел именно туда, куда и должен был привести. Значит, надо подвести итог - хотя бы буквально по тем жгучим проблемам современности, которые и толкнули этих гуманитариев на мятеж. В буфете они обнаружили несколько килограммов плохих сарделек! Так пусть их дети-студенты сегодня что-нибудь попробуют обнаружить в буфете или столовой. Какую козью морду им сделают охранники! Но они и сегодня не понимают разницу между тем буфетом на Стромынке - их буфетом - и нынешними буфетами солнцевской братвы.

Но допустим даже, что не понравились нынешним студентам-демократам сардельки. Ах, «нас кормят плохо и дорого». Да, кое-где и сегодня, при власти антикоммуниста Ю.Карякина, кормят дороговато. Почему же не видно бойкотов? Может, демократы любят питаться, как скот? Хотелось бы услышать на этот счет рассуждения «шестидесятников». Хоть какие-то проблески рефлексии должны у них быть. И почему, если студенты МГУ вдруг откажутся есть сардельки, к ним не мчатся уговаривать деятели из администрации Путина или из МГК СПС? Почему такое равнодушие к позиции нынешних гуманитариев?

Сегодня студент прекрасно знает, что если он откажется есть сардельки, то «работники торговли и общественного питания» спокойно ему скажут: «А ты сдохни - и никаких проблем». Никто не станет этого студента ни увещевать, ни оправдываться перед ним. И тут разница между тем, что студенты имели на Ленинских горах, и тем, что они получили на Воробьевых горах в результате долгой борьбы «шестидесятников», очень наглядна. И надо в уме ее зафиксировать - из нее вырастают и все остальные различия.

Да, партком тогда был не на высоте. Е.Таранов в журнале «Свободная мысль» (бывшем журнале Коммунист») с иронией приводит реплики ректора Петровского, проректора Вовченко. Да, они в растерянности. В их семье взбунтовались избалованные дети, а они, оказывается, утратили с ними общий язык. Петровский говорит на заседании парткома: «У нас за последнее время был целый ряд больших неожиданностей. Все было хорошо. Вдруг забастовка. Говорили о том, что мало практической работы в лабораториях.., и вдруг - забастовка. Я не знаю, что может быть завтра. Вообще, это страшно! Мы не знаем обстановки, в которой мы находимся... Это меня пугает». По мне, так это пророческие слова умного человека. И над ними смеются в 1993 году! От чего же свободна эта «Свободная мысль»?

Тогда на Стромынке преподаватели из парткома сказали студентам простую и верную вещь: бойкот - это политический вызов. Это не советский метод. А студенты-гуманитарии этой простой вещи не поняли! Они не поняли, какие методы советские, а какие - не советские. Они не понимали, чем методы «общества-семьи» отличаются от методов «общества-рынка». И люди, которые таких вещей не понимали, стали гуманитарной элитой нашего общества. Они его убили, не понимая, что делают. Вот почему ректору было страшно.

Так получилось, что вопрос о забастовке осенью 1956 г. обсуждался и у меня дома. У меня был друг из смежного класса, Валя Кузьмичев. Очень добрый и искренний парень. Жил он около школы, в деревянной избушке, даже без водопровода и канализации. Я у него в сарае ставил мотоцикл. Он был деликатный человек, но непримиримый в своих мнениях, хотя их обычно не высказывал, пока не спросят. Например, он не одобрял, что я якшаюсь со стилягами, он их определенно презирал.

Так вот, он поступал в МВТУ и с первого раза не поступил. Он пошел в строительный трест, который работал в МВТУ - это на будущий год давало какие-то льготы. (Он кончил и МВТУ, и потом психологический факультет МГУ. Не так давно он умер). Как-то осенью он зашел к нам и рассказал, что их бригада строителей угрожала начальству забастовкой - они требовали устроить им душ и сушилку. Валя с гордостью сообщил, что как только в райкоме узнали об угрозе забастовки, сразу примчалось начальство из треста и в два счета им соорудили все, что требовалось. Вот, мол, какой эффективный метод.

Моя мать вдруг страшно рассердилась и говорит Вале: «Какие вы дураки. Добились мелочи, а теряете в тысячу раз больше. Добивались бы по-хорошему, было бы медленнее, но без потерь». Я тогда молчал, у меня четкого мнения не было, хотя я чувствовал, что мать права - так оно всегда бывало в таких вопросах. Удивительно, что и Валя тогда это понял и страшно расстроился. Хотя сказано было туманно. Только потом, уже с опытом семейной жизни, стало понятно, что это такое - добиться чего-то сразу угрозой войны или медленно, но по-хорошему.»

[источник: «Советская цивилизация», том II]
Link1 comment|Leave a comment

Позавчера в Москве [Aug. 4th, 2014|08:43 pm]
Бакенщик
[Tags|, , , ]

митинг «Битва за Донецк» на Олимпийском проспекте

133.57 КБ


ещё неколько фотографий
Link1 comment|Leave a comment

«Он лично помнит КПСС-твиттер и фейсбук Леонида Ильича...» [Aug. 1st, 2014|09:27 pm]
Бакенщик
[Tags|, ]

Оригинал взят у a_rakovskij в Прекрасное
Оригинал взят у platonicus в Прекрасное
Оригинал взят у poruchik_sr в Он лично помнит КПСС твиттер и фейсбук Леонида Ильича.





К слову (отвлекусь от приведённой выше анекдотичной цитаты, вдруг это всё же человек так шутит), давно хотелось написать небольшие заметки о советских СМИ и о том какими они предстают в массовом пост-советском сознании. Тема большая, может, когда-нибудь обрету покой, волю и неограниченный и неомрачаемый досуг – и займусь.

Но тезисно, набросками, получается следующее:
Многие люди «помнят», что «в советских газетах писали только про то, что всё хорошо и мы идём к победе коммунизма», несколько меньше тех, кто припоминает «проблемные репортажи» и фельетоны тех лет.
На самом деле правы и те и другие, только, как бы это сказать, очень по-своему правы.

С одной стороны – вплоть до поздней Перестройки встретить в большой советской прессе материал на тему «всё пропало, стране капут, мы все умрём», естественно было не возможно. Не просто «низзя», а сама идеологическая база советского проекта таких утверждений не допускала: СССР есть страна победившего социализма, социализм неизмеримо более прогрессивный строй по сравнению с капитализмом, и вся логика истории работает на его (социализма) победу, учение Маркса всесильно потому что…
С другой – критические статьи присутствовали постоянно, достаточно взять подшивку какой-нибудь крупной газеты за, условно, 1975-й или, скажем, 1982-й год, что бы убедиться (я некогда любил полистать старые страницы «Советской России», подозреваю, что «Комсомольская правда» или «Литературная газета» за тот же период дадут ещё более богатый материал). Масса критических материалов, вот скажем статьи об отрыве отраслевой науки (отраслевой, не фундаментальной!) от производства: это ведь, если вдуматься, серьёзнейшая проблема – приводящая к деградации технологической культуры на производстве, к ухудшению качества с каждой новой сменой модели и т.д. – и именно таковой она в открытую называлась. И разбиралось проблема довольно подробно.

Но советская критическая журналистика имела ряд занятных особенностей:
1) Первый пункт может показаться странноватым и неважным, но я не случайно упомяну его в начале. Значительная часть (рискну сказать – бОльшая) публикаций, посвящённая действительно серьёзным проблемам была написана скучным и переусложнённым языком отраслевых отчётов, который требовал от читателя хорошего знания темы и недюжинного трудолюбия (что, разумеется, сильно, очень сильно сужало круг читателей). И что занятно, это печаталось не в профессиональной прессе, а в массовой печати, которую добровольно выписывали десятки миллионов человек (тогда это было нормально, подробности можно раскрывать долго).
2) Ещё один советский прикол: «ставить проблему через задачу». То есть, например: не «растёт подростковый алкоголизм, мы нация без будущего, всё пропало», а «комсомолу следует уделить особое внимание проблемам профилактики негативных явлений среди подрастающего поколения и мы уверены, что эта задача ему по силам!» (тут можно припомнить нечто про «чтение между строк», но не хочется).
3) Когда ситуации в некой отрасли, области, сфере и т.д. давалась жёсткая оценка, что-то типа «сложилось нетерпимое положение» – это означало не «прошляпили все полимеры» или «мы все умрём», а подразумевало выставление «двойки» тем или иным «ответственным органам». Не забываем, что советские СМИ – это крайне своеобразная, но всё же часть советского контрольного аппарата.
4) Много было критики легпрома, торговли и прочей сферы обслуживания (на мой вкус даже слишком много: за всю жизнь не встретил столько хамящих продавщиц, сколько на страницах советского «Крокодила»). Как-то прочёл у одного блогера что-то вроде «несмотря на жесточайшую цензуру даже в легальную прессу просачивались сведения о бракоделах или низком уровне советского сервиса». Ха! Да в любом советском издании на «страничке сатиры и юмора» только об этом и писали, это было даже идеологически более правильным, чем простое аполитичное хохмачество. Ну не было в рамках официозного советского миропонимания идеи и том, что «витрины магазинов – это лицо общественного строя» по разным многочисленным причинам (скорее – воспринималось как маска, а не лицо, хорошо это или плохо – другой вопрос). Потому магазины, обувные фабрики, телеателье и прочее в этом духе критиковались много и задорно.

«Вот как-то так...»
Link46 comments|Leave a comment

Человеческий документ [Jun. 4th, 2014|09:24 pm]
Бакенщик
[Tags|, ]

Есть в ЖЖ у меня давний френд – panzer_papa, знаток старой техники (и не только), книжки пишет, ну, «танчики»-«самолётики», альтхистори, литературацентричные вопросы. Нормальный сетевой обитатель. Не могу сказать, что мы много переписывались (почти совсем нет), но я его читал, он, меня, видимо, иногда тоже (когда я ещё что-то писал).
Впрочем, речь не об этом.
Место жительства panzer_papa – город Славянск. Живёт он там. И ведёт дневник. С очень спокойной, чуть ироничной интонацией ведёт:

1 июня 2014 года: «Услышав дальний рокот вертолета, кот поспешил спрыгнуть с подоконника. При этом в мирное время ни дрели, ни электролобзика он не боялся.»

3 июня 2014 года: «И опять кто-то решил дополнить стрельбу орудий и минометов выбиванием пыли из коврика.»

3 июня 2014 года: «Вынесу из комментариев.
Вопрос: Практически идёт война, как можно рассчитывать на магазины, электричество, водопровод, банки, интернет и мобильную связь?
Ответ:
когда в прошлый раз был поврежден магистральный водовод - водоканальцы обещали справиться за сутки, но справились за восемь часов
когда был второй обстрел Артема - девушка в банке, отзвонившись домой и отплакавшись, продолжила помогать людям
когда были проблемы с интернетом - у провайдера делали все что могли для его починки
когда были проблемы с электричеством - работники РЭС делали ремонт без долгой традиционной канители о принадлежности кабелей
когда сегодня несколько часов непрерывно через город летели снаряды с Карачуна по Семеновке - водители городского хлебозавода доставляли хлеб в магазины хлебозавода несмотря на канонаду
Просто это наш город



Ненужное послесловие: В юности казалось, что персонажи вроде условного старого архивариуса, идущего через простреливаемый, голодный, замёрший город на своё рабочее место, что бы, скажем, каталоги заполнять – это либо какие-то особые люди «один на миллион», либо сказочные герои, придуманные для поднятия духа и подания доброго примера. Сейчас так не думаю. Не уверен насчёт героизма, энергии, пассионарности и прочего в этом роде, но именно наши современники – «если не дай Бог что случиться» – дадут массу случаев таких сложно описываемых добродетелей, которые, за неимением лучших слов, называют «спокойствие перед лицом опасности», «верность долгу» и т.д. Видимо, так и выглядит она – обратная сторона наших пороков. А то все думали, что всё пропало…
Link18 comments|Leave a comment

Из записок «пикейного жилета» [Mar. 14th, 2014|05:46 pm]
Бакенщик
[Tags|, , ]

В качестве малозначащего комментария к текущим событиям перепощу свои старые, пятилетней давности заметки о Севастополе. Пока тема была горяча, желания высказываться было ноль, слишком странное это дело – комментировать движение тектонических плит. Но сейчас, когда в сущности всё уже сделано, и ничего нельзя отменить – и наступила пауза; чем-то это напоминает работу со старым компьютером: все слова произнесены, все коды введены, «ждём-с», сиди-кури, скоро на мониторе появиться нечто…

Оригинал взят у arsenikum в Из записок «пикейного жилета»
СЕВАСТОПОЛЬ-2009

Чуть больше недели назад вернулся из Севастополя, «говорят, теперь это модное место». Впрочем, как утверждает Авраам Болеслав Покой, путевые заметки ныне жанр почти неприличный, а потому буду, по возможности, краток.
Итак.


Севастополь – город русский, но уже несколько менее русский, чем лет 25 назад, когда я в военно-морском музее макеты парусников рассматривал. Чуть более Одесса, что ли (как она мне запомнилась). Мовы больше не только на рекламных плакатах и в названиях учреждений (это «политика»). На улицах она тоже слышнее.

***

Вследствие своего положения курортника общался я, в основном, с хозяевами гостиницы, гидами и продавцами. Что добавляет необъективности в мои заметки. Это вообще субъективный дневник

***

Со слов местных жителей, Черноморский флот РФ «хоть как-то», но выходит в море, «этого корабля нет в бухте, и этого». Морская пехота, поговаривают, тоже иногда боевой учёбой занята, БТРы новые имеются. Украинские же ВМС, по тем же сведениям, стоят у причальной стенки, «зачем брали-то».
Впрочем, зачем брали, отчасти понятно. Скажем, у Казачьей бухты есть радиолокационная станция, кажется, входившая в систему предупреждения ракетного нападения. С большим украинским флагом на проходной. Наверное, это называется как-нибудь вроде «вырвать как можно больше клыков (а равно и глаз) у имперского дракона, что бы он больше мог угрожать Цивилизации». Благородная миссия …


***

Во всех крымских храмах, которые я видел, были иконы св. Матроны, св. Николая II и св. Фёдора Ушакова. Здесь, дома, я могу с некоторым вниманием вчитываться в аргументы тех, кто полагает эти канонизации, например, «несвоевременными». Там же эти «разговорчики» становятся неважными, а важно другое: заходишь в церковь и понимаешь – свои, всё нормально…

Севастополь, субъективные заметки 2009 годаCollapse )

Link8 comments|Leave a comment

Рисунок ижевского дворника [Feb. 3rd, 2014|09:10 pm]
Бакенщик
[Tags|, , ]

Оригинал взят у vevyurko в Рисунок ижевского дворника


[источник]
LinkLeave a comment

Эрудиту на заметку: 1911 год, брошюра «Искусство продавать» [Jan. 23rd, 2014|03:50 pm]
Бакенщик
[Tags|, , , ]

Увидено у nilsky_nikolay



«Мы уже говорили, что дело продавца значительно облегчается, если покупатель находится в хорошем расположении духа. Поэтому продавец всячески должен избегать того, что может испортить его доброе настроение [...]»

«Когда покупатель заявил о своём желании и сел на предложенный ему стул, продавец имеет перед собой задачу. Решение ея может быть легко или трудно, может дать значительную выгоду или очень малую. Но, во всяком случае, продавец должен знать, что во время продажи он представляет свою фирму, что репутация ея в его руках и что он может эту репутацию укоренить и поддержать или, наоборот, нанести её чувствительный вред...»


И так далее. Крайне занятная книжка. Возможно, если и отличается от современных руководств этого рода, то только в лучшую сторону – например, внятностью и относительной простотой изложения...


P.S.: блог nilsky_nikolay вообще крайне примечателен, масса любопытного материала, скажем:

Оборудование Тульского оружейного завода в первой четверти XIX века


Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества


Справочник цен на спиртные и безалкогольные напитки и мороженое в Москве (1938 год)



Дискуссия в Коммунистической академии о первом пятилетнем плане


Советская промышленность в 1918-1926 годах. Книжки-справочники


Костюм и пальто треста «Москвошвей». 1937 год
Link2 comments|Leave a comment

Эрудиту на заметку: диафильм «Социализм и труд» (1977 год) [Jan. 15th, 2014|06:48 pm]
Бакенщик
[Tags|, , , ]

http://diafilmy.su/1165-socializm-i-trud.html

93.60 КБ

(клик по изображению — диафильм откроется)


Плюс:
некоторые материалы по теме «Советские системы управления качеством продукции» («Львовский вариант саратовской системы» и прочее в этом духе)
LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | 10 entries back ]
[ go | earlier/later ]